Бог погоды. К 100-летию Анатолия Витальевича Дьякова

Автор: | 02.10.2012

«Свет Утренней Звезды», № 5(83) от 30.12.2011 г.                                                  

7 ноября 2011 года исполнилось 100 лет со дня рождения ученого-гелиометеоролога
Анатолия Витальевича Дьякова. Волею судьбы большая часть его жизни была связана с Кузбассом. Наблюдая Солнце в Горно-Шорской гелиометрической обсерватории, Анатолий Витальевич составлял долгосрочные прогнозы погоды, удивительные тем, что оправдывались они на девяносто процентов.

Бог погоды – так почти официально называли Дьякова в самых различных кругах. Он заслужил огромное уважение и любовь со стороны работников сельского хозяйства, геологов, строителей, железнодорожников, моряков, металлургов – всех тех, кто пользовался его прогнозами в своей работе. Подтверждением этому служат многочисленные телеграммы с запросами о погоде, летевшими к Дьякову со всех концов великой страны и всего земного шара.


А.В. Дьяков в Горно-Шорской гелиометрической обсерватории
имени Камилла Фламмариона. 1970-е гг.

Срочная телеграмма от 23 августа 1978 года. Капитан научно-исследовательского судна «Сергей Королев» Нижельский — Дьякову: «Прошу сообщить погодные условия Северной Атлантике, районе полуострова Сэйбл, период сентябрь — октябрь».
28 августа срочная телеграмма Дьяков — Нижельскому: «Глубокоуважаемый капитан, сообщаю свои предположения. Штормовая погода с усилением западных и северо-западных ветров и волнением свыше 5 метров следующие периоды: 5 — 7 сентября, 24—28 сентября, 10 —17 октября, 27—28 октября. Особенно сильных штормов следует ожидать в третьей декаде сентября и во второй октября. Усиление ветра до 35 м/сек., волнение свыше восьми баллов. Температура воздуха в сентябре + 12 — 20, в октябре +8 — 15. Следует опасаться айсбергов, движущихся в сторону Ньюфаундленда. Число их увеличится в третьей декаде сентября. С уважением и приветом Дьяков».
6 ноября. Нижельский — Дьякову: «Глубокоуважаемый Анатолий Витальевич! Ваши предположения подтвердились полностью. Даты штормовой погоды, указанные вами, совпали абсолютно точно, от имени экипажа выражаю искреннюю благодарность и восхищение вашей работой. Нижельский».
Полтавский обком КПСС — Дьякову: «Убедительно просим выслать ваше мнение относительно погодной обстановки на весенне-летний период. Ваши прогнозы в значительной степени более вероятны, чем прогнозы нашей метеослужбы».
Свердловская железная дорога — Дьякову: «В течение ряда лет мы пользуемся вашими долгосрочными прогнозами по Юго-Западной Сибири. Хорошая оправдываемость прогнозов позволяет принять необходимые меры для обеспечения безопасного бесперебойного движения поездов. Просим сообщить данные о характере предстоящей зимы».
Саратовский обком КПСС — Дьякову. Волынский обком… Свердловский обком… Башкирский обком… Москва… Тысячи телеграмм за десятки лет…

В чем же заключалась методика Анатолия Витальевича, как подошел он к прогнозированию погоды «по Солнцу»? Ответы на эти вопросы необходимо искать в детстве и юности ученого.

Родился А.В. Дьяков 7 ноября 1911 года в селе Онуфриевка Херсонской губернии в семье народных учителей. Его мать, в совершенстве знавшая французский язык, сумела передать эти знания сыну. Отец, проницательный и ироничный человек, прекрасно знал историю с древних времен, владел латынью и греческим языком, был одаренным музыкантом, игравшим на скрипке и руководившим школьным хором.

Позже семья перебралась в село Абисамка близ Елизаветграда, где мальчик стал свидетелем всех бедствий и жестокостей гражданской войны: расстрелов, грабежей, голода, холода, эпидемий.
Огромное впечатление на него произвела засуха, поразившая в 1921 году юг Украины, Поволжье, Северный Кавказ, юг Западной Сибири, которая заставила голодать пятьдесят миллионов человек. Засуха была страшным бедствием, и мальчик стал интересоваться, можно ли такое бедствие не допустить или хотя бы предупредить о нем заранее, чтобы люди успели подготовиться и смогли выстоять.

«Однако и в таких неимоверно тяжелых условиях, — пишет А.В. Дьяков, — мы продолжали настойчиво и терпеливо учиться – овладевать основами знаний. А учителя наши самоотверженно отдавали нам все свои силы, работая в холодных, полутемных классах. <…>
После окончания мною семилетки в 1924 году моя семья перебралась в город Кировоград (бывший Елизаветград). Там я поступил в профтехшколу, в которой учился по 1926 год.
Именно там, в Кировограде, в 1925 году, четырнадцатилетним подростком я принял твердое решение – стать астрономом и метеорологом, чтобы проникнуть в тайны движения и свечения небесных светил, воздуха и воды и получить возможность предсказывать такие стихийные бедствия, как засухи, губящие урожай на огромных территориях.
Уже тогда я прочитывал груды книг по метеорологии и астрономии – русских популяризаторов Вахтерова и Лункевича, книги выдающихся русских метеорологов А.И. Воейкова и А.В. Клоссовского, замечательного французского писателя-астронома Камилла Фламмариона: «Атмосфера» и «Популярная астрономия», «Астрономические вечера» — Клейна, «Мироздание» — В. Майера, «Наука о Небе и Земле» — Игнатьева. Написанные живым доходчивым языком, приподнятым поэтическим стилем, красочно иллюстрированные – эти книги сильно действовали на молодые сердца и умы, и не я один увлекся тогда великими науками о Космосе под влиянием чтения столь талантливо написанной литературы» .

Французского астронома и просветителя Камилла Фламмариона Дьяков считал своим духовным отцом и Учителем всей жизни.
С именем Фламмариона в России было связано развитие русской любительской астрономии, которой увлекались не только специалисты, но и учителя, врачи, инженеры, агрономы, студенты.
Так в 1909 году астрономы и геофизики Петербурга организовали Русское общество любителей Мироведения (РОЛМ). Председателем стал видный революционер и ученый, народоволец Николай Александрович Морозов, автор целого ряда увлекательных книг по астрономии и химии.
РОЛМ начиналось с нескольких десятков энтузиастов, впоследствии оно насчитывало тысячи человек. У него были подразделения в наиболее крупных городах страны. Камилл Фламмарион, ставший идейным вдохновителем РОЛМ, телеграфировал в его адрес: «Я счастлив, чувствуя, что в недрах вашей необъятной страны бьются сердца за дорогие мне идеи – борьбы за Истину и свет Знания».

По свидетельству А.В. Дьякова, тяга к астрономическим знаниям у народа была огромной, всюду в рабочих клубах организовывали кружки Мироведения. Создан был такой кружок и в профтехшколе г. Кировограда, где учился Анатолий Дьяков. Он был избран секретарем кружка. В телескоп, полученный от учителя физики, Анатолий ведет наблюдения за солнечными пятнами, ежемесячно отправляя отчеты в РОЛМ. Вскоре на страницах журнала «Мироведение» появились итоги наблюдений Дьякова за солнечными пятнами и потоком метеоров «Персеид».

В 1925 — 1926 годах юноша читает лекции по астрономии среди красноармейцев и рабочих, воспринимавших вначале четырнадцатилетнего просветителя с некоторой иронией. Но спустя немного времени слушатели проникались величественными идеями о строении Космоса, красоту и великолепие которого лектору удавалось передавать, используя красочные картины на экране.

В 1925 году Анатолий Дьяков наблюдает замечательное астрономическое явление, о котором он позже расскажет в своих автобиографических заметках:
«20 августа 1925 года в тихий и ясный, теплый вечер я расположился на специально сооруженной над коньком крыши деревянной площадке наблюдать метеоры. Было около десяти часов вечера.
Едва прошло всего несколько минут после того, как я начал всматриваться в бездонную синеву уже темного неба (на юге сумерки очень короткие), как вдруг перед глазами появился ослепительный, огромный, больше лунного диска болид, оставляющий позади себя светящийся волшебным зеленым светом хвост!
Явление длилось не менее 20 секунд, в течение которых я успел очень точно нанести на звездную карту, расположенную передо мной, видимую траекторию всего пути болида. Это было очень просто сделать, так как на месте траектории остался светящийся бледным светом след, начавший понемногу извиваться под действием воздушных течений. След можно было видеть еще более 20 минут после полета болида.
Проследив все это волшебно красивое зрелище, я сделал подробные рисунки. <…> Нанес все это на звездную карту, что удалось тоже очень подробно сделать, так как полет болида проектировался на небе точно по созвездию Большой Медведицы».

Дьяков отослал результаты своих наблюдений в РОЛМ. Ответ пришел из Минералогического музея Академии наук СССР от Л.А. Кулика, прославившегося впоследствии исследованиями Тунгусского метеорита. Ученый высоко оценил работу А.В. Дьякова и выразил надежду на дальнейшее сотрудничество.

В 1928 году Анатолий Дьяков, освоив школьный курс, едет в Одессу, успешно сдает экзамены и поступает на физико-математическое отделение университета. Здесь он получает подготовку по общей физике, математике, астрономии, геофизике, метеорологии.
Все эти курсы читали видные в то время ученые. В Одессе РОЛМ имело самостоятельное отделение, полноправным членом которого становится 18-летний Дьяков. Он читает лекции по астрономии на заводах и в рабочих клубах, делает доклады на собраниях РОЛМ, размышляя о теории К.Э.
Циолковского относительно межпланетных сообщений, а также об астрономической теории метеоров.

Астрономии Дьяков учился у директора Одесской обсерватории профессора А.Я. Орлова.
Профессор предложил способному студенту должность ассистента-вычислителя в штате обсерватории. Юноша был счастлив! При четырехчасовом рабочем дне и ста двадцати рублях оклада оставалось достаточно времени для учебы и чтения. Дьяков помогал производить вычисления старшему астроному обсерватории, профессору Н.М. Михальскому, который занимался исследованиями орбит малых планет. «Работа оказалась крайне утомительная, хотя и увлекательная, — пишет Дьяков. — Натренировался, как говорят, «набил руку» в самых сложных астрономических вычислениях: эфемерид, орбит и возмущений планет». По рекомендации профессора А.Я. Орлова Дьяков вступает во французское астрономическое общество.

Получив высшее образование в Одессе и отказавшись от аспирантуры, Дьяков отправляется в столицу, чтобы в Московском государственном университете им. Ломоносова продолжить образование, изучить астрофизику. Он поступает сразу на четвертый курс. Но в 1935 году, учась на пятом курсе, Дьяков был арестован по доносу сокурсника. Так жизнь талантливого молодого ученого приобрела совсем другое русло…
Анатолий Витальевич рассказывал, что был арестован за лозунг: «Да здравствует Киров!», который провозглашался с балкона в слишком случайной аудитории. Следователь сказал ему: «Ты, конечно, не враг, но наказать тебя я должен». Он подвел Анатолия к административной карте, висящей на стене кабинета. Очертив пространство восточнее Урала, предложил: «Выбирай сам, куда хочешь поехать». Анатолий выбрал Кузнецкстрой, о котором тогда много писали. Так Анатолий Витальевич Дьяков попал в Кузбасс и, как оказалось, на всю жизнь.

Когда однажды в бараке, где жили заключенные, строившие железную магистраль от Кузнецкого металлургического комбината г. Сталинска (ныне Новокузнецк) к рудникам Горной Шории и Хакасии, прозвучала команда: «Дьяков, с вещами на выход!», он подумал: «Это конец!». Потому что насмотрелся, как людей собирали в группы и увозили навсегда в неизвестном направлении. Однако на этот раз случилось иначе: «Пойдешь без конвоя … В Темиртау. Начальство скажет, зачем вызвало».

Оказалось, вызвали затем, чтобы назначить главным метеорологом строительства Горно-Шорской железной дороги.
Одна из подведомственных метеостанций находилась в Темиртау – рабочем поселке, где добывалась руда для Кузнецкого металлургического комбината. Здесь Дьяков стал жить и работать.
С 1940 года, когда метеостанция перешла в ведение горного управления Кузнецкого металлургического комбината, ученый начинает систематические наблюдения за Солнцем; для него уже ясна зависимость погодных изменений от колебаний солнечной активности.


Анатолий Витальевич Дьяков

После окончания войны А.В. Дьяков женился на молодой девушке, сотруднице метеостанции Нине Григорьевне. Она во всем поддерживала мужа и старалась создать условия для его научной работы. По словам Нины Григорьевны, жили они бедно и скудно, вели крестьянское хозяйство. В семье Дьякова родилось шестеро детей, двое старших умерли.
После того как рудник в 1960 году выделил Дьяковым квартиру, к крестьянской избе, где прежде жила семья, пристроили кирпичную башню, в которой разместилась обсерватория.
Кроме того, ранее еще одна обсерватория силами КМК была возведена на горе Улу-Даг (что значит в переводе с тюркского Большая Гора).

В архиве Дьякова собраны десятки тысяч наблюдений за Солнцем. Почти каждый день, проецируя Солнце через телескоп на лист бумаги, он заполнял очерченный циркулем диск рисунками пятен. Тщательный анализ этих «портретов» и давал ему ключ к разгадке тайны погодных изменений.
Благодаря систематическим наблюдениям за Солнцем А.В. Дьякову удалось выявить непосредственное воздействие солнечных пятен на погоду, что позволяло составлять блистательные долгосрочные прогнозы.
Предупреждать заинтересованные инстанции в стране и за рубежом об опасных явлениях погоды Дьяков начал с 1956 года. Копии всех предупреждений он заверял в поселковом отделении связи и хранил в архиве станции.

Концепция Дьякова о солнечно-атмосферных связях родилась не на голом месте. В трудах классиков метеорологии и астрономии (Г. Довэ, Р. Фицроя, К. Фламмариона, А. Клоссовского, А. Воейкова и др.) он нашел идеи, которые послужили отправными положениями в его научных исследованиях.
Большое влияние на Дьякова оказали статьи Элеоноры Севериновны Лир – талантливого ученого, к сожалению, рано ушедшей из жизни. Элеонора Лир была одним из тех немногих ученых-мыслителей, взгляд которых способен проникать далеко вперед – за горизонт обозримого знания.
В статьях Лир содержались весьма перспективные идеи для выработки математической теории климата и создания методики долгосрочного прогноза погоды.
«В дальнейшем, в поисках первопричин крупных климатических аномалий, — писала она, — должен будет совершиться выход из сферы влияния земных сил в силовое поле космических агентов <…> Новая климатология подойдет к истокам климатических явлений на Земле – связи их с космическими причинами» .

Свои научные труды Дьяков подписывал псевдонимом ДЭЛИН. Расшифровывался он так: Дела Элеоноры Лир идейный наследник. В этом имени ДЭЛИН — что-то из старой сказки о добром волшебнике, о повелителе солнечного ветра.
Работы Лир окончательно убедили Дьякова в мысли, что главным показателем динамики атмосферы являются потоки воздуха, а не барические поля.

— Напротив, я рассматриваю, в первую очередь, периодические колебания энергии неустойчивых атмосферных потоков, — заявил Дьяков, — а давление как функцию, подчиненную энергии. Метеорологи же, исходя из уравнений гидродинамики, все внимание сосредоточили на давлении, энергия в их работах играет второстепенную роль. Это-то и привело к плохому качеству прогнозирования.
«В настоящее время, — пишет А.В. Дьяков, — получен достаточно убедительный материал, дающий возможность обрисовать общую картину физического механизма воздействия дополнительной энергии активности Солнца на тропосферу, усиливающей все процессы ее циркуляции.
Электромагнитная, корпускулярная энергия, излучаемая корональными выступами на Солнце, вздымающимися над областями пятен, достигает Земли в виде потоков «Солнечного ветра» по терминологии американского астронома Эрнста Паркера. <…>
Эти потоки плазмы отклоняются магнитным полем Земли в приполярные районы, где вызывают полярные сияния и магнитные бури. <…>
Под воздействием ударов об атмосферу и давлении на нее этих частиц и магнитных полей значительно увеличиваются скорости перемещения частиц воздуха, как показывают данные измерений, более чем в 2 — 3 раза. <…> Н
о главный эффект воздействия активности Солнца на атмосферную циркуляцию, позволяющий сделать прогностические выводы, заключается, по предположению автора <…> во взаимодействии ведущих потоков атмосферных циркуляций с магнитным полем Земли» .

В 1950 году А.В. Дьяков едет в Ленинград, выступает с докладом на семинаре в Главной геофизической обсерватории.
Вскоре Анатолию Витальевичу удалось выступить в Центральном институте прогнозов (ныне Гидрометцентр) с теоретическим обоснованием «предсказаний по Солнцу».
Увидев скептицизм и недоверие слушателей, сибирский ученый бросил вызов могучему ведомству. Вернувшись домой, он стал давать прогнозы, не придерживаясь официальной методики и используя свои наблюдения за Солнцем. Эти прогнозы оказались более достоверными, чем у Новосибирского управления Гидрометцентра, которому Дьяков непосредственно подчинялся.

Управление предложило Дьякову замолчать и ограничиться выполнением прямых служебных обязанностей. Но Дьяков не мог выполнить этого предписания, ибо его мнение о предстоящей погоде запрашивали специалисты разных отраслей, а прежде всего селяне. Сводки из Темиртау продолжали поступать. После нескольких выговоров А.В. Дьяков был уволен с работы.
На долгие шесть лет ученый был отлучен от любимого дела. Но самое удивительное: он продолжал наблюдения за Солнцем! И только в 1958 году, когда метеостанция была передана в ведение Кузнецкого металлургического комбината, А.В. Дьяков вновь был назначен заведующим станции.

В 1972 году, когда Анатолию Витальевичу удалось заблаговременно предвидеть засуху в европейской части страны, у него побывали десятки корреспондентов центральных и областных газет, миллионы читателей узнали о его научном поиске. В прессе началась дискуссия о солнечно-тропосферных связях.
Заместитель Председателя Совета министров СССР Д.С. Полянский дает Академии наук СССР поручение создать комиссию по проверке научных и методических основ прогнозов погоды, составляемых А.В. Дьяковым.

Осенью 1972 года состоялось Первое Всесоюзное совещание по проблеме «солнечно-атмосферной связи в теории климата и прогноза погоды». На совещании прозвучали имена советских ученых, внесших значительный вклад в изучении этих связей, таких как М.С. Эйгенсон, В.Ю. Визе, П.П. Предтеченский, Л.А. Вительс, Б.М. Рубашев, А.И. Оль, Т.В. Покровская, Р.Ф. Усманов и другие.
В этом списке прозвучало и имя сибирского прогнозиста Анатолия Витальевича Дьякова, которому было предоставлено слово и сообщение которого вызвало наибольший интерес.
По итогам совещания было принято решение, первый пункт которого гласил: «Исследования по проблеме «Солнце – атмосфера», проводимые в течение нескольких десятилетий в СССР и за рубежом, позволяют считать доказанными наличие существенного влияния солнечной активности и других космическо-географических факторов на атмосферные процессы».
В Гидрометцентре и Главной геофизической обсерватории были созданы специальные лаборатории по изучению солнечно-земных связей. Родилась также совместная программа с американскими учеными, наметившая пути сотрудничества в этой области науки.

Но постепенно ведомство, не афишируя своей позиции, свело на нет решения совещания. Созданные лаборатории были переориентированы. Соглашение с американскими учеными нарушено. Так в официальной метеорологической науке вновь одержала верх точка зрения, которой придерживались многие из ее представителей, утверждающая главенствующую роль полей давления для атмосферных движений, игнорирующая солнечно-земные связи.
После совещания в судьбе Дьякова ничего не изменилось. Анатолий Витальевич продолжал свою будничную работу, вел наблюдения за Солнцем, рассылал прогнозы в десятки адресов, получал сотни писем, выступал с лекциями. Он по-прежнему был необходим практикам народного хозяйства и по-прежнему не нужен официальной академической науке.

В начале 1985 года Анатолия Витальевича Дьякова не стало.

Как известно, на рубеже XIX – XX веков в России родилось явление, получившее название «космизм». Новое космическое сознание нашло выражение в искусстве, в философии, в сфере науки. Многие русские ученые посвятили свои исследования различным аспектам взаимосвязи планеты Земля с Космосом. Так, К.Э. Циолковский, размышляя над этой проблемой, писал:
«Будем стараться иметь космический взгляд на вещи» .
В.И. Вернадский указывал, что в биосфере следует видеть «планетное явление космического характера» . «Жизнь же, как мы видим, в значительно большей степени есть явление космическое, чем земное » , — отмечал А.Л. Чижевский.

В русле космического мышления протекала и научная деятельность Анатолия Витальевича Дьякова, который собрал и обобщил колоссальный опыт синоптических наблюдений за Солнцем, свел воедино многие идеи и гипотезы предшественников, чтобы создать собственную теорию прогнозирования.
Опыт Дьякова официальной наукой востребован не был.
В настоящее время гелиометрическая обсерватория Дьякова разрушена, а его методика не применяется.
Как свидетельствует история науки, качественно новая концепция не всегда воспринимается современниками. Новое побеждает не путем переубеждения оппонентов, не путем административных мер, а благодаря объективному созреванию благоприятных условий для его признания.
Поэтому не вызывает сомнения, что наступит время, когда метеорологическая наука и практика сделают необходимый поворот в сторону космического влияния, научные труды А.В. Дьякова увидят свет, и каждая строчка его работ будет с благодарностью изучаться сотнями ученых.

P.S. При работе над биографическим очерком об А.В. Дьякове использованы материалы документальной повести кузбасского писателя Г.Е. Юрова «Печальная повесть о Боге погоды».

Н.А. Пермякова, г. Прокопьевск
(Visited 11 times, 1 visits today)

Добавить комментарий