«ЛЕД И СНЕГ.» Автор: И. МЕРШИНА. , 23 августа 2012

Автор: | 18.09.2012

    – Не-е-т, не люблю я скалы, коварные они. Вот снег и лед – другое дело, – так говорил Юра, мой наставник и многолетний напарник по горным походам. За его плечами были самые сложные походы в горах Памира, Тянь-Шаня, Алтая.
    Мы мечтали попасть в горы в начале лета. Обилие снега на горах делает их еще величественнее. Необычайно красочно смотрятся на их фоне ярко-синие горечавки, оранжевые купальницы. Белизна в горах создает ощущение массивности, торжества. Она подчеркивается и усиливается чернеющими скальными выступами гор.
   Какое испытание нам приготовил Алтай на этот раз? По мокрым камням, ледникам, снежникам, под проливным дождем, градом мы ходили. Ночные переходы делали, переправы через разбушевавшиеся реки в предыдущие походы строили. Оказалось, что сюрпризы не кончились. Еще бывает обледенелый курум, на котором трудно не поскользнуться, на границе камня и снега тебя всегда коварно поджидает слой льда. С точки зрения науки все просто: камень даже зимой днем нагревается, топит снег, и водичка постепенно намерзает в слой льда. Следующий снегопад прикрывает этот хитрый процесс пушистым одеялом. Все: ловушка для зазевавшегося туриста готова. Обходим все ловушки, радуемся очередной науке понимать горы.
Ловлю новые ощущения от снежной стоянки. Снег немного спрессовывается под весом тела – вот и готова анатомическая лежанка. Забрасываем нижнюю часть палатки снегом, чтобы не залетел шальной ветерок и не испортил нам теплую атмосферу внутри. Готовим здесь же, чтобы максимально использовать тепло от газовой горелки. А водица-то у нас структурированная, из снега топленого, а лук зеленый прекрасно сохраняется в естественном холодильнике – тамбуре палатки.
Утреннее солнце, отражаясь от окружающей белизны снега, прожаривает легкий капрон насквозь, выкуривая нас своим теплом. Идя по чистому снегу ледника, легко можно вылечить насморк. Солнечная радиация, отражаясь от белизны снега, усиливается – вот и природный «кварц», как в кабинете физиотерапии.
     Легче всего идти по открытому леднику – как по шоссе, все опасности видно, под ногами прочно и надежно. Если ледник прикрыт снегом – нужен глаз да глаз увидеть по тонким изгибам снежника спрятанную под ним трещину. С первобытным страхом и любопытством заглядывает человек в зияющую трещину, пытаясь прикинуть ее глубину и, поеживаясь, поспешно отходит, не желая более тесного знакомства.
    Ледник живой. Он имеет зону накопления и таяния. Он плавно течет с высоты, выскабливая своей многотонной массой дно долин и склоны ближайших гор. Благодаря его работе формируются морены, рождаются реки, образуются высокогорные озера.
Вы когда-нибудь бывали внутри ледника? Такой сюрприз преподнес нам ледник Зелинского. В процессе таяния язык ледника раскололся на огромные глыбы льда, обнажив вход в ледовую пещеру. Взяв фонарики и лыжные палки, мы осторожно вошли в тоннель. Несколько метров узкого прохода – и вышли в ледовый грот. Стены сводов поблескивали и икрились под светом фонарей, вдали виднелись еще три тоннеля, впереди простирался ледовый курумник, под нами шумела река. Подумать только: над нашей головой и под ногами по несколько метров льда! Каким образом матушка природа проделала такие лабиринты в массиве ледника? Видимо, вода постаралась, промывая себе дорогу.
   Даже лед на леднике особенный. Когда рассматриваешь его на сколах, кажется, что вода застыла в движении, замерла. Немного солнечного тепла – и она выйдет из своего плена, весело зажурчит ручейком, спеша в долины.
   Легкий пушистый искристый снег… Он вызывает радость, когда украшает белизной вершины, инеем рассыпается по ветвям елей, пихт и кедров, превращая все вокруг в сказку. Снежинка к снежинке – и он становится плотным, особенно, если пригрело солнце и снежинки начали таять. Тогда начинается его перерождение в фирн и далее – в лед. Глубокий снег может физически измотать туристов, когда приходится по очереди тропить, проваливаясь по колени или глубже в его плотную свинцовую массу.
    Глубокий снег удобно использовать при подъеме на перевалы: делай ступени по очереди и топай, легко страховаться ледорубом. Но поджидает опасность другого рода – в любой момент может сойти если не лавина, то снежная доска. Так было этим летом при подъеме на перевал Урусвати со стороны Аккемского ледника. Экспозиция склона такова, что с раннего утра он освещается солнцем, так что снежного наста практически не бывает. Ледник и часть подъема на перевал тропили. Первая связка-двойка прошла бергшрунд и стала подниматься на перевальный взлет. Дошла очередь до нашей тройки. Первой прохожу бергшрунд и начинаю подниматься по склону.
– Лавина! – слышу крик напарника Саши. Поднимаю глаза вверх и вижу летящий на меня снег. Реакция мгновенная: со всего размаха забиваю ледоруб как можно глубже и прижимаюсь к склону всем телом. Ударив по каске, немного попав за шиворот, сдвинув меня метра на два вниз по склону, основная масса снега ухает в бергшрунд позади меня. Еще некоторое время стою неподвижно, стараясь поймать ощущения своего тела. Струйка воды от растаявшего снега потекла по спине.
– Как ты? – беспокоятся друзья. Думаю, что они испугались больше моего.
– Все нормально, – говорю в ответ, отрываюсь от склона и продолжаю подниматься вверх. Получен еще один опыт жизни в горах. Снег, как и камень, требует уважительного к себе отношения. При этом может радовать, как в детстве.
   Поднимаемся на пик Учителя. Скалы сменяются участками снега, и так шесть часов. Еще время тратим, устанавливая памятную пирамидку с названием вершины. Времени на спуск остается не так уж много.
    – Как хотите, а я обратно вниз поеду, – заявляю напарникам и подхожу к небольшой ложбинке, забитой плотным снегом. Сторона западная, солнце еще не успело прогреть этот склон и сделать опасным. Сажусь на пятую точку и осторожно начинаю съезжать вниз, страхуя себя ледорубом. Синтепоновые штаны прекрасно скользят по снегу. Оглядываюсь назад и вижу: мои друзья, сначала скептически оценившие затею, едут следом. До скального гребня, с которого начинался подъем на вершину, «доехали» за один час! Вот такая экономия времени и сил. Правда, некоторые части тела стали мокрыми, но это явление временное. Пока дошли до лагеря, ветерок просушил на нас одежду.
Снег и лед – незаменимые составляющие в мире природы. Они живут своей особой жизнью согласно законам физики и химии. В этом мире все изменяется: кристаллизуется, намерзает, тает, течет, ломается. Можно из года в год приходить на одно и то же место и находить его совершенно другим. Волшебник снег в одно мгновение преобразует окружающее, такой прочный под ногами лед – испаряется и тает, вода капает, течет, точит камень. Вобрав в себя энергетику ледников, устремляется в долины, принося с собой метеоритную пыль, особый запах и вкус.
На больших высотах живешь только красками неба и водой, каждый ручеек имеет свой вкус, который дает ему конкретный снежник или ледник. Привычным становится пробовать воду из каждого ручейка в поисках самой вкусной. Ледниковая вода промывает каждую клеточку твоего организма, очищает и насыщает изнутри. Выходя из похода, чувствуешь себя обновленным. Наступающая зима переносится более легко, если летом ты побродил по снегу и льду, подышал ночным морозным воздухом и съел порцию туристского мороженного – смесь самого чистого и вкусного снега со сгущенным молоком.
Автор: И. МЕРШИНА. , 23 августа 2012 
Продолжение следует…

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий