Назначение наше – совершенствоваться

Автор: | 20.04.2020

«Свет Утренней Звезды», № 1/2 (115) от 2 августа 2019 г.                    

26 марта 1995 года в новосибирском Академгородке группа молодых ученых проводила семинар, посвященный Дню Учителя. На семинаре были представлены доклады сотрудников группы. В заключение выступил Борис Андреевич Данилов. Состоялась длительная живая беседа. Текст первой ее части опубликован в газете «Свет Утренней Звезды»[1]. В настоящем издании публикуется вторая ее часть.

Материал подготовлен участниками беседы Д.А. Бунтиным, А.И. Макаровым, С.Л. Микериным. Вставленные в текст пояснительные слова выделены квадратными скобками.

Борис Николаевич Абрамов. Венев, конец 1960-х годов.

Есть такие слова Николая Константиновича [Рериха], адресованные Б.Н. Абрамову: «Твои труды должны перейти к потомкам. К тем, кто будет идти после тебя твоим путем. Будет хорошо, если они будут изданы…» При этом он добавил: «Пусть тебя не огорчает, если Записи не будут изданы. Твоя работа уже есть процесс насыщения пространства».

Так людям, и ученым со стажем, и подрастающему поколению, – дается понять, что Знание можно воспринимать из пространства, потому что пространство насыщено многими, многими ценными вещами. И вам нужно это использовать. Те, кто сегодня выступал, рассказали много интересного о своих открытиях. Я не умаляю вашего труда, но должен обратить внимание, что это мысли, которые вы сумели «ухватить» из пространства. Не всякому это дано. Ваши наработки, безусловно, имеют значение. Это действительно так и есть. Вы же в курсе того, как родилась система Менделеева. Он лег спать, а утром встал и ее написал. Или, может быть, немножко не так, но в общем смысл тот же: «взял» из пространства и «ухватил». Вот это необходимо понять.

Николай Константинович говорил: «Хорошо, если Записи будут изданы, но не огорчайся, если издано не будет». Значит, сразу планировались два варианта, сработал первый.

Сегодня не полностью издается материал, который есть в Записях. Причин к тому немало. Сегодня кто-то уже сказал: может, еще и рано… Почему? Потому что все должно быть обращено во благо. Сказано: «Мы готовы передать новые виды энергий». Это вам, физикам, в ваши руки. Но… «Мы готовы, а готовы ли вы?» То есть говорится не о том, готовы ли мы принять, а о том, как мы используем. Дана была атомическая энергия, или, как мы сейчас ее называем, атомная энергия, а во что мы ее превратили? Кроме блага – сколько вреда! А те энергии, о которых говорят Записи, еще мощнее. Поэтому и не все печатается. На некоторых вещах прямо написано ручкой: «только для тебя», то есть для Бориса Николаевича. Естественно, преступить это ни в коем случае нельзя.

Между прочим, Борис Николаевич думал, куда отдать чемодан с рукописями. Тогда МЦР еще не было, а была только мемориальная квартира Юрия Николаевича [Рериха] в Москве. И она как будто бы являлась духовным центром в Москве. Даже был туда передан символический ключ от этого чемодана, или сундука, – как его называли. Но, к счастью, маски [с так называемых «хранителей» квартиры – Ираиды Богдановой и Васильчика] были сняты вовремя. Вы в курсе того, что Святослав Николаевич [Рерих] в последнее время, в последние годы, когда он приезжал в Москву, не ходил на эту квартиру. Хотя она для него была очень дорога, потому что хранила Память – там раньше жил его старший брат. Но жизнь совершает свои метаморфозы. [«Хранители»] успели снять свои маски, и рукописи не попали туда. Если бы они туда попали, Бог знает, какая судьба тогда их могла бы ждать. Но почему-то я представляю себе, – а оно, действительно так, – Записи Бориса Николаевича находятся под пристальным вниманием и защитой Тех, Кто Ведет сегодня нашу планету.

Я говорю об этом не в порядке самолюбования. Просто так показал опыт. Меня «вели» к этому долгое время, хотя я этого не осознавал до самого последнего года своей работы на производстве, то есть до шестидесяти лет. Правда, я еще там проработал, по-моему, около двух лет. Но мысли такой – об издании – не было. Первые годы после получения рукописей я туда даже не заглядывал. Хотя, конечно, желание-то было. Но я не знал еще, полностью не было мне открыто, что и как должно быть. Но вот настало время.

Сначала мы решили издавать книги Учения. Когда мы объединились с единомышленниками2, сразу последовал вопрос: «А где взять книги?», ведь каждый хотел сам читать поскорее. Но какой выход? В то время еще был режим цензуры, режим коммунистический. Я это говорю не с тем, чтобы осудить коммунистов, но просто был этот режим. Мы знали, что в Москве подпольно печатали и ксерокопировали книги. И мы начали первых своих ходоков туда посылать, чтоб их привозили. Тогда книги эти особенно дорогие были, по двадцать, по-моему, рублей каждая. После мы решили, что нецелесообразно ездить в столицу, когда здесь можно что-то делать. Мы создали издательство и начали печатать. Наши книги тогда стоили три рубля, потом пять рублей, а сейчас уже в тысячи выросли3.

Так шла моя подготовка к изданию рукописей. И сейчас, оглядываясь, начинаешь понимать, что все, что давалось мне, давалось не зря. Я рассказываю это вам, чтобы осознали, что к каждому делу надо подходить в определенное время; и должен быть определенный труд и определенная учеба. Просто так не станешь профессором.

Про Бориса Николаевича. Главное, что сейчас в памяти остается – это его отношение к Иерархии. Как он относился? Он был мягкий, спокойный, но, когда нужно, со мной лично, была и строгость. Я тогда не понимал, а сейчас мне многое понятно. Может быть, и он, полностью не осознавая, все-таки готовил меня к работе, которая сегодня делается. Есть свободная воля, Руководитель не имеет права ее нарушать. И он ставил вопросы принципиально, но облекал их в особую форму. Он говорил: «Выбирай: или твои фокусы, или я». Свободная воля моя при этом не нарушалась.

Он сохранял физическую бодрость до последнего времени. В последние месяцы ему пришлось пилить и колоть дрова для подготовки к зиме, а ему уже было порядком лет. Но до последнего времени он ездил на велосипеде. Для окружающих он оставался простым человеком, ничем особым себя не проявлявшим.

Последнее, о чем я скажу. Это не печатается, но по всему видно, что ему было Сказано, что ступень его была очень и очень высокой. И должен сказать, что Земля и народ еще узнают, что его тоже готовили к большой работе в будущем. Хотя он и будет, конечно, уже в другом физическом теле. Какой конкретно работе – там не сказано. Но Сказано: «большой и ответственной».

Я бы хотел выразить такое пожелание тем, кто читает эти Записи. Записи – это не новое Учение, это Учение Живой Этики, только различные его аспекты, различные грани. И как Учение дано не для того, чтобы только читать его, но для того, чтобы прилагать в жизнь, так и Записи. Они насыщены многими практическими советами и ответами на многие вопросы, которые возникают у каждого из нас, когда мы или думаем о жизни, о своем назначении, или когда читаем Учение Живой Этики. Эти Записи также даны для претворения в жизнь. И тогда труд, колоссальный труд, который совершили Учитель, Елена Ивановна, Николай Константинович и, естественно, Борис Николаевич, оправдает себя.

Сегодня говорили о науке. Мы помним, вероятно, о том, что Новая Эпоха придет через искусство, красоту и науку. Почему через красоту? Потому что слишком много грязи накопили мы в себе за эти тысячелетия и окружили ею планету. Только по нашей вине сегодня – нужно это признать – темные могут так свободно чувствовать себя на Земле. Только по нашей вине.

Ведь каждую минуту каждый из нас или посылает в пространство свет через свои прекрасные мысли, прекрасные чувства, дела, слова, или каждую минуту, как дымоходная труба котельной, все застилает вокруг дымом. И это опять же – через наши мысли, чувства, слова и поступки. Назначение наше – совершенствоваться. Каждый из нас – энергетическая батарея. Здесь говорили, какая энергия там, на Солнце, а в каждом из нас энергия, которая при определенных условиях приравнивается к мощности Солнца. Это, конечно, не мы сегодняшней ступени духовного развития, а те, которые высоко в беспредельности на лестнице Иерархии находятся. Но мы с вами все тоже обладаем ею, хотя и в зачаточном состоянии, в спящем. Потому нам нужно преобразовывать себя.  Каждый день, проснувшись, прекрасно будет вспомнить о Том, Кто Ведет нашу планету, обратиться к Нему и сказать, попросить: «Помоги мне, чтобы мое сознание просвещалось и чтобы я приносил только пользу и был настоящим сотрудником Твоим». Вот это наша задача. И в течение дня чтобы наша каждая мысль, каждое слово, и чувство, и действие несли пользу и свет. А это очень сложно. Каждый из нас это понимает и ощущает. Почему? Потому что говорить вот так, как сейчас вы слушаете, – это очень просто, а действовать так – это очень трудно. Но мы должны это делать. Мы пришли на эту Землю, для того чтобы, имея определенную духовную ступень, подняться выше. Каждый, приходя, получает и задание, и урок. И те, кто урок этот не выучит… – мы знаем, как в школе делают – на второй год. [Смеется]. Значит, мы должны помнить стоящую перед нами задачу.

О чем хочется сказать еще. О терпении и терпимости друг к другу. И не надо считать, что мы выше кого-то, мы лучше кого-то. Нет, не нам об этом судить. Тот, кто нас видит, Он сам определит это, а мы должны стараться, стараться и работать. Кто-то говорит: «Мы – Агни-Йоги». Агни-Йог – это очень высокая духовная ступень, а мы ее еще не достигли. Поэтому назвать нас лучше сотрудниками или учениками. Это уже ближе к пониманию и истине. Вот об этом стоит подумать.

И в отношении самоходов. В Гранях сказано, что это очень хорошо. Люди зачастую начинают ныть, жаловаться, что их обижают, что они болеют, то, пятое, десятое, вот денег нет, или еще что-то. Ноют, ноют и ноют. А самоходы – это те, которые с чем-то познакомились, приняли это в сознание и пошли вперед. Самоход – от слов «сам иду», свой ход. Между прочим, в Гранях есть оценка самоходам: «Мы очень ценим самоходов». Так что в этом отношении на пути научных изысканий можно поприветствовать вас.

Почему Сказано, что Новый Мир придет через науку? Есть поговорка, что русский мужик не верит словам, он должен пощупать. А новая наука откроет сразу сущность каждого явления. Вот сделают снимки, и сразу будет видна на экране сущность выступающего. Вы увидите и скажете: «Ох, болтун, столько времени у нас отобрал», потому что будут явны его излучения. Вот для вас направление научной работы. И много, много другой пользы можете принести.

Но главное – это самосовершенствование: будешь ли профессором, будешь ли академиком или будешь простым разнорабочим. Все равно нужно совершенствоваться и не зазнаваться. Я во многих местах говорю об этом: «Не впадайте в некоторые соблазны». Сейчас среди тех, которые находятся в Тонком плане, много шутников. Они натягивают на себя разные маски, и сладкие слова, и убедительные речи произносят, и так далее.

Я прямо могу рассказать вам два случая из своего опыта. Звонок в дверь квартиры. Я открываю. Заходят двое: мужчина и женщина. Возраст где-то около тридцати. Я спрашиваю: «Что вы хотите?» – «Нам надо с вами поговорить». – «Пожалуйста, проходите». Они прошли, сели. Достают конверт и подают мне. Я говорю: «Что это такое?» – «Это вам послание». Пишут многие, поэтому у меня даже никакой мысли подозрения не мелькнуло. Я открыл конверт. А у меня привычка такая: чтобы знать, кто с тобой «разговаривает» в письме, смотришь сначала конец, кто его подписал. Подпись «Е. Рерих». И там – целый комплекс советов, которые «она» мне дает. Я, когда прочитал, спрашиваю, обращаясь к этим мужчине и женщине: «А вы в курсе содержания письма?» – «Нет, мы только вестники». «Тогда я вам скажу так. Я прожил немало лет на земле, этим вопросом занимаюсь довольно-таки много времени, и поэтому у меня есть свой опыт и свое понимание этого. Кроме того, об этом нам кое-что рассказывали в свое время наши земные руководители. Тогда, когда были на этом плане». Молча поднялись, не сказали ничего и ушли. Это первый опыт.

Второй опыт. Это было на днях буквально. Звонок телефонный, я снял трубку, спрашивают меня, я говорю: «Слушаю вас». Она называет себя, я не буду пока называть ее фамилию и имя. Она говорит: «Мне нужно будет с вами встретиться». Я ее спрашиваю: «У вас есть вопросы какие-то ко мне. Для чего вы хотите встретиться?» – «Нет, вопросов нет, я буду говорить». Я отвечаю: «Но только не более тридцати минут». Встретились мы с ней, пришла молоденькая девушка. Ей двадцать два года, как она сказала, голубенькие глазки у нее, собрана, прилично очень одета и спрашивает меня: «Вы знаете, что такое вестник?». Я говорю: «Немножко знаю» – «Так я вам буду говорить, а вы слушайте». И начала рассказывать о том, что она получает информацию, записи ведет, и ей сказано, что она должна будет очень большую роль сыграть в плане эволюции нашей планеты. Я ей задаю вопрос: «От кого вы получаете информацию?» – «От Елены Ивановны». Я говорю: «Как вы определили?» – «А я знаю». Я пытаюсь уточнить: «А кто у вас является учителем?» Здесь она начала кругами ходить. Я говорю: «Почему вы решили ко мне прийти? Почему не к Иванову, не к Сидорову?» – «Мне сказали, что нужно идти к вам». Я настаиваю: «Кто, ваш руководитель? Елена Ивановна? Так нужно понимать?» – «В общем, мне сказали». Я говорю: «Вы откуда?» Она называет местность здесь, в Новосибирской области. Я знаком с некоторыми жителями этой станции железнодорожной. И я понял, что они с ней встречались, беседовали. Можно догадаться, какой поток информации она на них вылила. Но она говорит так уверенно, голубенькие глазки не моргнут, и не знаешь: то ли правда, то ли неправда, и как на это реагировать. Щекотливое положение. Сказать человеку, что он лгун, – обидеть, а не сказать это – тоже плохо. Я понял, что те, к кому она приходила, просто перевели стрелки на меня. Решили испытать: пусть, мол, он занимается этим делом.

Я начал ей говорить: «А вы Елену Ивановну читали?» – «Да, кое-что читала». Я говорю: «А что вы не продолжаете читать? Там есть эта информация» – «Ко мне идет ее информация, я все знаю, я понимаю» и т.д. Я говорю: «Ну, хорошо, а вы слышали о том, что такие шутки бывают со стороны тех, которые находятся в тонком плане и которые одевают на себя разные обличия, и начинают приставать к нам, живущим, и стараются ими завладеть и как-то свою линию провести». Она говорит: «Ну, я знаю это, но я контактирую с Еленой Ивановной». Я говорю: «Мне трудно, конечно, вас в чем-то убедить. Только я хочу с вами поделиться тем, что Елена Ивановна еще при жизни говорила». И на память, естественно, начал говорить ей про одержание и про прочие дела. А потом говорю: «Знаете что, – вы ходите по лезвию бритвы, один неверный шаг, и вы можете улететь в пропасть». Она упорствует: «Нет, я контактирую с ней». Я ей тогда сказал: «Если вы хотите узнать мое мнение, начните молиться Елене Ивановне, она – величайший дух и заслуживает этого. И это является нормой в оккультном плане. Если вы контактируете с ней, как вы уверяете, то эта молитва послужит укреплению вашей связи. А вот если у вас контакт не с тем духом, то Елена Ивановна, я надеюсь, вам также поможет, и ваши глаза откроются». Но я понял, что мой совет до нее не дошел, потому что она мне задала вопрос: «Вы не знаете в какой город мне поехать и каким средством транспорта, чтобы быть рядом с Учителями?». Я говорю: «У меня такого почтового адреса нет».

Это я все вам рассказал не для того, чтобы разрядку устроить, – хотя разрядка тоже неплохая, потому что я уже злоупотребляю вашим вниманием, – но для того, чтобы сказать: об этом тоже следует подумать.

Слишком, слишком много сейчас вот этих проявлений. Нужно иметь и определенный опыт, и определенные возможности, чтобы противостать им. Еще Христос сказал: «Придут лжеучителя, которые будут говорить моими словами, но горе тому, кто не распознает их». Это прямо сегодня в точку, ко времени нашему. Не просто так было сказано: «Будьте проще». То есть не нужно какое-то мозговое завихрение: я что-то слышу, я что-то вижу, и так далее, и так далее…

Все это в природе может быть. Но в нашем положении оно приводит к следствиям, когда люди оказывались в дурдоме. У меня есть примеры. И когда мне потом сообщили об этом, я сказал: «Чем же я могу вам сейчас помочь, в свое время я вам сказал, что будьте осторожны». Это план жизни, который насыщен колоссальной мощностью и энергией, которую мы не знаем. Мы здесь, на Земле-то, плохо знаем законы. Если спросить: «А по какой статье такое-то нарушение?», не каждый из нас ответит. А уж там, на Тонком плане, – тем более сложно… И поэтому проще надо быть. И не нужно стремиться что-то услышать, и не нужно видеть то, что кажется нам. Все будет. У каждого. Но в свое время.

А сейчас, заканчивая, я хочу сказать, давайте, просыпаясь каждое утро, обратим свой взор к Образу или мысленно обратимся к Великому Учителю и скажем: «Хочу помогать Тебе, просвети мое сознание, чтобы была польза для эволюции, но не вред». И, завершая свой рабочий день, подвести черту и честно сказать себе: «Вот это хорошо, и это хорошо, а здесь подленько было сделано, а здесь совсем подлость и так далее». То есть нужно работать. Не только науку делать – это тоже необходимо для разумения, но главное – самосовершенствование.

 

Опубликовано в сборнике «Культура – оружие Света»: отстоим волю С.Н. Рериха – общественный Музей имени Н.К. Рериха: материалы XIII Международного общественно-научного форума, посвященного 120-летию со дня рождения Б.Н. Абрамова. Новокузнецк, 2019. С. 107 – 114.

[1] Данилов Б.А. Он был внешне простой и незаметный человек… // Свет Утренней Звезды. 2015. №3 (101). С. 4.

2 В 1989 году при Новосибирском отделении Общества советско-индийской дружбы была образована рериховская секция, реорганизованная в 1990-м году в Сибирское Рериховское общество и создан издательский кооператив «АЛГИМ». Обе организации возглавил Б.А. Данилов.

3 Имеются в виду цены 1995 года.

(Visited 44 times, 1 visits today)

Добавить комментарий