Николай Рерих и Индия

Автор: | 10.06.2019

«Свет Утренней Звезды», № 3(114) от 29 декабря 2018 г.                  

К 90-летию пребывания Н.К. Рериха и его семьи в индийской долине Кулу      

Какую бы область творчества Николая Константиновича Рериха мы не взяли – живопись, литературу, науку, общественную деятельность за сохранение мира и культуры, – каждую из них пронизывает «сквозная» тема – Рерих и Индия. Эта страна с ее древнейшей культурой рано привлекла к себе внимание Николая Константиновича. Он с давних пор стремился в Индию, которая манила его не только как «страна чудес», но и как область интереснейших исторических исследований.

Prof. de Roerich and the statue of Guga Chohan. S-180

Н.К. Рерих возле статуи Гуго Чохана в Кулу. Индия, 1932 год

Еще в 1914 году в очерке «Индийский путь» Рерих писал о встрече с русским востоковедом В.В. Голубевым в Париже, в музее Чернуски, где в это время была выставка восточного искусства из частных коллекций. «Уже давно мечтали мы, – делился своими мыслями художник, – об основах индийского искусства. Невольно напрашивалась преемственность нашего древнего быта и искусства от Индии. В интимных беседах часто устремлялись к колыбели народной, а нашего славянства в частности». В.В. Голубев провел несколько экспедиций в различные страны Востока и теперь собирался в Индию. Его заинтересовала идея Рериха об общем древнем источнике славянской и индийской культур. А Рериха обрадовала возможность для русского ученого пройти в этом направлении. «Теперь, – писал Николай Константинович, – все догадки получали основу, все сказки становились былью. Обычаи, погребальные “холмы” с оградами, орудия быта, строительство, подробности головных уборов и одежды, все памятники стенописи, наконец, корни речи – все это было так близко нашим истокам. Во всем чувствовалось единство начального пути. Ясно, если нам углубляться в наши основы, то действительное изучение Индии даст единственный материал. И мы должны спешить изучать эти народные сокровища, иначе недалеко время, когда английская культура сотрет многое, что нам так близко. <…> Живет в Индии красота. Заманчив Великий Индийский путь» [1, с. 61].

В течение веков духовная традиция Индии вырабатывала в человеке одно из важнейших качеств – молитвенное отношение к Красоте в ее глубинном, философском смысле. Дж. Неру писал об Индии: «…мы очень древний народ, и мы слышим шепот столетий, отошедших в незапамятное прошлое. Однако мы знаем, как обретать молодость вновь, хотя воспоминания и мечты этих минувших веков остаются с нами. На протяжении всех этих долгих столетий не какая-нибудь тайная доктрина или сокровенные знания поддерживали жизнеспособность Индии, а величайшая гуманность, разнообразная и исполненная терпимости культура и глубокое понимание жизни и ее таинственных путей» [1, с. 64 – 65].

В своих философских исканиях Рерих всегда стремился к первоисточникам, и вначале сближение художника с индийской философской мыслью шло в направлении изучения трудов индийских мыслителей. По словам самого Николая Константиновича, к духовной жизни Индии его и Елену Ивановну приобщали книги о Рамакришне, труды Вивекананды, Упанишады, «Бхагавад Гита» и произведения Тагора. Уже ранние литературные произведения Рериха – «Девассари Абунту» и «Лакшми Победительница» – свидетельствуют не только об увлечении индийской мифологией, но и о сильном воздействии восточного философского мировосприятия на мировоззрение самого Николая Константиновича.

В 1920 году в Лондоне произошла личная встреча Николая Константиновича с Р. Тагором. Рерих написал: «Мечталось увидеть Тагора, и вот поэт самолично в моей мастерской на Квинсгэт-терас в Лондоне в 1920 году. Тагор услышал о русских картинах и захотел встретиться. А в это время писалась индусская серия панно “Сны Востока”. Помню удивление поэта при таком совпадении» [2, с. 90].

Благодаря знакомству с Тагором уже в 1920 году, то есть за три года до первого приезда Рерихов в Индию, в журнале «Модерн Ревью» (Калькутта) были опубликованы стихи Рериха, а в декабре 1921 года там же появилась статья Дж. Финджера «Николай Рерих». В дальнейшем между Рерихом и Тагором постоянно поддерживались письменные контакты, они ставили друг друга в известность о своей деятельности на культурно-просветительском поприще и в борьбе за мир.

Рерихи прибыли в Индию 30 ноября 1923 года, высадившись с парохода в Бомбее. Отсюда они предприняли осмотр известных художественных и исторических достопримечательностей. Начали с памятников скульптуры на острове Элефанта, затем посетили Джайпур, Дели, Агру, Сарнатх с его буддийскими памятниками, Бенарес, Калькутту, а оттуда отправились в Дарджилинг. Уже в конце декабря 1923 года Рерихи поселились в Сиккиме, на южном склоне восточных Гималаев, в котором задержались почти на год. Из Дарджилинга Николай Константинович организовал две научных экспедиции по Сиккиму и Бутану. В первых азиатских экспедициях были собраны древнейшие буддийские письменные источники и некоторые предметы искусства. Сначала в Лондоне, а затем в Дарджилинге у Николая Константиновича и Елены Ивановны состоялись две знаменательные встречи с Учителем. После этих встреч вся дальнейшая деятельность Рерихов проходила под руководством Учителя, включая Центрально-Азиатскую экспедицию, завершившуюся 28 мая 1928 года в Индии.

 

Усадьба Рерихов в индийской Долине Кулу

В гималайской долине Кулу семья Рерихов поселились в январе 1929 года, приобретя у раджи Манди имение, включающее главный усадебный дом, хозяйственные постройки и большой земельный участок с фруктовыми посадками. Здесь же, на территории имения, был размещен Институт Гималайских Исследований «Урусвати», основанный Рерихами после завершения Центрально-Азиатской экспедиции в 1928 году. Институт занял два здания, расположенных вверх по горному склону выше основных жилых построек. Сюда же были перенесены научные коллекции, собранные Рерихами на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции. Помимо «Административного» корпуса, где располагалась научная библиотека, комнаты для приезжих ученых, музей с естественнонаучными коллекциями, для Института «Урусвати» был спроектирован и отстроен «Лабораторный» корпус для физических и биохимических исследований, оснащенный всем необходимым оборудованием. Л.В. Шапошникова пишет: «Рассматривая знания из разных наук как нечто синтетическое, не разбитое на различные области, Рерихи отразили эту идею в структуре самого Института. Были открыты отделы – археологический, естественных наук, медицины, научная библиотека, музей для хранения экспедиционных находок. Отделы имели свои подразделения. При археологическом отделе существовали секции общей истории, истории культуры народов Азии, истории древнего искусства, лингвистики и филологии. Отдел естественных наук занимался ботаникой и зоологией, метеорологическими и астрономическими наблюдениями, изучением космических лучей в высокогорных условиях. В медицинском отделе, наряду с изучением древнетибетской медицины и фармокопеи, была организована биохимическая лаборатория, в которой изучали средства борьбы против рака» [1, с. 156].

В период расцвета своей деятельности Институт «Урусвати» обладал значительной палеонтологической, зоологической и орнитологической коллекцией (около 400 видов птиц), коллекцией гербариев, собранных как в Западных Гималаях, так и во время Маньчжурской экспедиции, коллекцией семян лекарственных растений, коллекцией тибетских лекарств, богатой минералогической коллекцией, ценнейшей этнографической коллекцией, коллекцией изобразительного и монументального искусства Центрально-Азиатского региона, коллекцией нумизматики, коллекцией археологии, собранной во время раскопок в Западных Гималаях и Монголии, собранием карт Центрально-Азиатского региона, коллекцией редких тибетских манускриптов, научной библиотекой (более 4000 единиц). В собрании «Урусвати» находился ценный научный архив, включавший как работы самих Рерихов, так и их сотрудников, а также членов-корреспондентов Института. В этом же архиве хранилась переписка Института с различными научными учреждениями Индии, США, Европы, а также с видными мировыми учеными и частными лицами. Особую ценность собрания нового научного учреждения представляла небольшая коллекция картин Н.К. Рериха, состоявшая из девяти полотен, среди которых, прежде всего, необходимо выделить триптих «Fiat Rex!» [3].

Слава большого художника, научная деятельность, передовые гуманистические взгляды сблизили Рериха с прогрессивными кругами индийской общественности и завоевали ему в Индии огромную популярность. Научные и художественные съезды и конференции считали своим долгом посылать в Наггар приглашения и приветствия. Многие индийские ученые, художники, писатели, общественные деятели поддерживали с Рерихом личные знакомства и сотрудничали с ним. Для Николая Константиновича были широко открыты страницы индийской печати. Список его публикаций и публикаций о нем в Индии очень обширен. Отдельными изданиями вышли книги художника: «Радость искусству» с предисловием С. Радхакришнана, «Прекрасное единение» с предисловием Абаниндраната Тагора, «Гималаи – обитель света». Джавахарлал Неру высоко ценил многостороннюю деятельность Рериха в Индии и встречался с ним лично. В мае 1942 года он с дочерью Индирой посетил Рерихов в Наггаре. Отношение Неру к Рериху лучше всего характеризуется его словами, сказанными на открытии посмертной выставки художника в Дели в декабре 1947 года: «Когда я думаю о Николае Рерихе, то поражаюсь размаху его деятельности и богатству творческого гения. Великий художник, великий ученый и писатель, археолог и исследователь, он освещал многие аспекты человеческих устремлений. Уже само количество картин изумительно – тысячи картин, и каждая из них – замечательное произведение искусства. Когда вы смотрите на эти полотна, на которых так часто изображены Гималаи, кажется, что вы улавливаете дух этих великих гор, наших древних стражей, веками возвышавшихся над равнинами. Картины его проникнуты духом нашей истории, нашего мышлении, нашего культурного наследия, они говорят нам так много не только о прошлом Индии, но о чем-то постоянном и вечном, что мы все не можем не чувствовать себя в большом долгу перед Николаем Рерихом, который запечатлел этот дух в своих великолепных полотнах» [4, с. 329 – 330].

Успешная деятельность Института «Урусвати» была серьезно нарушена предательством ближайших сотрудников Рерихов в Америке – Хоршей, которое в 1935 – 1936 гг. привело к разрушению Музея Н.К. Рериха в Нью-Йорке. Окончательная остановка деятельности «Урусвати» и его последующая консервация была вызвана Второй мировой войной. В Кулу семья Рерихов продолжала заниматься интенсивной культурной и научной деятельностью вплоть до ухода в 1947 году Н.К. Рериха. Все свое научное и художественное наследие Николай Константинович завещал Родине.

Идея сохранения имения Рерихов в Кулу и превращения его в полноценный международный музейно-научный центр принадлежала прежде всего Святославу Николаевичу Рериху. В 1958 году он писал старшему брату, Ю.Н. Рериху, в Москву: «Думаю все, как бы лучше осуществить Музей в Кулу. Все же это место, которое так тесно связано с работой Ник[олая] Конст[антиновича] в Индии и имеет исключительные преимущества, климатические, географические и исторические. Не говоря уже об исключительной живописности места. Это мог бы быть исключительный центр, так как это и думал Ник[олай] Конст[антинович] и Масик» [5, с. 143].

В 1970-х и 1980-х гг. Святослав Николаевич неоднократно обращался к советским и болгарским научным инстанциям с предложениями возглавить работу по возрождению Института «Урусвати». Эти переговоры не принесли ощутимых результатов.

К идее организации международного научного и культурного центра в Нагаре С.Н. Рерих вновь возвратился в начале 1990-х годов, задумывая в Индии создание Международного Мемориального Треста Рерихов. Трест стал второй после Центра-Музея имени Н.К. Рериха в Москве международной общественной организацией, созданной С.Н. Рерихом для сохранения и популяризации творческого наследия семьи Рерихов. По инициативе С.Н. Рериха Международный Центр Рерихов стал одним из учредителей Международного Мемориального Треста Рерихов. В письме Президенту России Б.Н. Ельцину Святослав Николаевич писал: «Уверен, что деятельность Центра, который является одним из учредителей известного Вам Международного мемориального треста Рерихов в Индии, послужит не один год на благо культур России и Индии» [5, с. 380].

Торжественная презентация Треста состоялась 15 июня 1992 года в конференц-зале отеля Ашока, расположенного в индийском городе Бангалор. На презентации присутствовал С.Н. Рерих с супругой Девикой Рани Рерих, а также видные деятели индийской культуры, дипломаты, гости из России, США, Австралии. Президентом Треста был избран Святослав Николаевич Рерих. Со стороны России почетными членами Международного мемориального треста Рерихов стали президент России Б.Н. Ельцин, посол России в Индии А.М. Дрюков, вице-президент Международного Центра Рерихов Л.В. Шапошникова, советник-посланник А.М. Кадакин и другие видные представители российской и индийской культурной общественности.

В своих обращениях по случаю создания Треста С.Н. Рерих писал: «В Бангалоре под моим руководством создан Международный мемориальный трест Рерихов, задачей которого является сохранение имущества нашей семьи – книг, написанных моей Матерью, трудов моего брата Юрия на различных языках, работ Девики и, конечно же, картин – моих и моего Отца, находящихся в Бангалоре и Кулу, которое поможет будущему духовному и культурному взаимодействию со многими народами» [5, с. 382].

Из приведенной цитаты хорошо видно, что С.Н. Рерих создавал Трест для сохранения наследия Рерихов, хранившегося как в его имении Татагуни, так и в Кулу. При этом имение Рерихов в Кулу становилось бы Северным филиалом Треста. Председателем Северного филиала Треста стал работник советского посольства в Индии А.М. Кадакин.

6 июля 1992 года С.Н. Рерих подписал устав ММТР. Именно этот день считается днем рождения Треста.

В статье Д. Ревякина и А. Прохорычева «Наследие Рерихов в Кулу. Что мы оставим для потомков?» приводятся такие сведения. Устав Треста, разработанный при участии С.Н. Рериха, был зарегистрирован с рядом нарушений. Это произошло не без участия секретаря С.Н. Рериха Мэри Пунача. Затем, через два месяца после смерти С.Н. Рериха, Мэри Пунача использовала престарелую и больную вдову С.Н. Рериха Девику Рани Рерих для регистрации устава нового Треста. Это произошло 16 апреля 1993 г. в Кулу (штат Химачал-Прадеш), куда Пунача силой привезла недееспособную Девику Рани Рерих. Подтверждением этого служит тот факт, что вместо подписи Д. Рани Рерих, образованной женщины, этот устав содержит отпечатки ее пальцев. В дальнейшем Пунача разграбила имение Рерихов в Татагуни, вывезя на пяти грузовиках остававшееся там наследие Рерихов, уничтожила большую часть архива С.Н. Рериха, подделала завещание художника и осуществила попытку продажи самого имения. Кроме этого, в сговоре с рядом российских чиновников в 1993 г. Пунача подготовила фальшивое письмо, в котором от имени Д. Рани Рерих потребовала изъятия у общественного Центра-Музея в Москве наследия Рерихов с последующей передачей его государству. В дальнейшем, благодаря решительным действиям друзей супружеской четы Рерихов и общественности, полиция штата Карнатака завела на Пунача уголовное дело и начала расследование. Его итогом стало предъявление бывшему секретарю С.Н. Рериха обвинения в судебном порядке. На имение в Татагуни и часть оставшегося там имущества был наложен арест, не снятый и по сей день. Несколько лет назад судебные органы штата Карнатака приняли решение о национализации имения, однако Мери Пунача удалось воспрепятствовать этому решению. Сейчас дело находится в Верховном суде Индии. Поместье С.Н. Рериха Татагуни закрыто для посетителей [3].

Регистрацией нового Треста в штате Химачал-Прадеш была нарушена воля С.Н. Рериха о едином международном учреждении, занимающимся сохранением и развитием мемориальных рериховских мест в Татагуни и Кулу, неоднократно выраженная им в своих письмах о создании Треста. Одним из следствий аферы М. Пунача и ее сообщников стало подчинение Треста не федеральному, а местному правительству штата Химачал-Прадеш, что привело к понижению статуса Треста.

С начала 1990-х годов хранителем имения в Кулу по приглашению Святослава Николаевича была Урсула Айхштадт. К сожалению, она не могла в одиночку справиться с проблемой сохранения мемориального комплекса и коллекций института «Урусвати». В 1992 году сотрудниками посольства РФ в Индии А.М. Кадакиным и Б.С. Старостиным, возглавлявшим российский культурный центр в Дели, была организована поездка для работы в «Урусвати». Особенностями этой «работы» стало то, что Старостиным были похищены некоторые архивные документы, в частности, экспедиционный дневник доктора К.Н. Рябинина, созданный им на маршруте Центрально-Азиатской экспедиции, который впоследствии без научных комментариев и объяснений – откуда он взялся – был опубликован в издательстве «Амрита Урал».

В имении Рерихов наряду со Старостиным в начале 1990-х «работали» С. Сенкевич, Н.М. Сазанова, В.А. Росов и Р.Б. Рыбаков. По свидетельству Л.В. Шапошниковой, Р.Б. Рыбаков, совершенно не стесняясь, похвалялся ценным приобретением, сделанным в имении Рерихов – дневником Ю.Н. Рериха с экспедиционными картами. Сколько архивных материалов семьи Рерихов вывезли из Кулу подобные деятели, вряд ли когда-нибудь удастся установить.

Следует сказать также о самовольной деятельности М. Лунева и так называемого Восточного рериховского общества «Урусвати». Под предлогом восстановления «Урусвати» Лунев в начале 1990-х объявил сбор средств среди рериховских обществ России и СНГ и попытался самовольно проводить ремонтные работы в имении Рерихов. Его невежественные действия привели не только к распространению сведений, представляющих в ложном свете деятельность семьи Рерихов в Кулу, но и исчезновению ряда подлинных экспонатов из наследия Рерихов: книг, личных вещей, экспонатов Института «Урусвати», а также предметов меблировки интерьеров главного усадебного дома. По свидетельству Л.В. Шапошниковой, известно, что именно «луневцы» украли и вывезли в неизвестном направлении кровать Е.И. Рерих из спальни старших Рерихов.

В 2002 году представителем от России, куратором музейного комплекса была назначена Л.В. Шапошниковой Алена Адамкова, гражданка Словакии, получившая образование в России и восемь лет проработавшая в «Миссии Рамакришны».

В 2003 году при Тресте был открыт колледж искусств имени Е.И. Рерих с классами классической индийской музыки, танца, художественного ткачества, резьбы по дереву, рисунка и живописи. Был выстроен Зеленый театр, где проходят все мероприятия и концерты.

В 2010 году Алена Адамкова согласно указу Президента России была награждена орденом Дружбы Народов. В 2011 году, Индия наградила ее престижной премией «Девбхуми» – обитель Богов, за вклад в сохранение и развитие культуры Индии. А в марте 2012 года Индия в одностороннем порядке фактически отказала России в ее представительстве в центре Русской культуры. Был назначен новый индийский директор. Но ситуацию удалось урегулировать.

2 октября 2012 в Музее имени Н.К. Рериха в Москве состоялось подписание Договора о сотрудничестве между МЦР и ММТР. На основании подписанного документа стороны договорились совместными усилиями, используя опыт МЦР в деле сохранения и популяризации наследия Рерихов, с привлечением индийских специалистов создать на базе дома Рерихов в Наггаре Мемориальный Музейный Комплекс и возобновить деятельность Института Гималайских Исследований «Урусвати». От России была назначена новый куратор, представитель МЦР Л.В. Сургина.

На сегодняшний день группой российских архитекторов осуществлен проект реставрации помещений главного дома и помещений Института. Российскими сотрудниками в Тресте также осуществляется ряд мер по налаживанию музейной работы. Регулярно проводятся мероприятия к памятным датам членов семьи Рерихов с привлечением общественности и официальных лиц Индии и России, проводятся выставки, концерты, конкурсы детского творчества. Ежегодно усадьбу в Кулу посещает более ста тысяч туристов из разных стран.

В 2017 году Международный Мемориальный Трест Рерихов отмечал свое 25-летие. Юбилей совпал с 70-летием установления дипломатических отношений между Индией и Россией, и весь юбилейный год в имении Рерихов в Наггаре прошел под знаком фестиваля «Индия – Россия – Рерихи». Фестиваль был открыт 29 апреля, и мероприятия продолжались в мае, августе и октябре прошлого года при поддержке администрации округа Кулу и правительства штата Химачал Прадеш, Международного Центра Рерихов (Москва), Посольства Российской Федерации в Индии и Российского центра науки и культуры (Нью-Дели). В рамках фестиваля состоялись официальные церемонии, торжественные открытия выставок и новых музейных экспозиций, научные семинары и детские конкурсы, музыкальные программы, объединившие участников и зрителей из Индии, России, Белоруси, Украины, Эстонии, Казахстана, Голландии, Греции и других стран. Юбилейный год был отмечен еще одним событием – торжественным открытием 9 октября отреставрированной летней студии Н.К. Рериха в местечке Гуншель, неподалеку от Кейлонга, округа Лахул и Спити. Сюда семья Рерихов выезжала на летние жаркие месяцы.

В этом, 2018, году широко был отмечен день рождения Н.К. Рериха, а в конце октября в имении Кулу прошел фестиваль Культуры, посвященный дню рождения С.Н. Рериха.

Все эти события показывают, что постепенно имение Рерихов в Кулу превращается в культурный мемориально-музейный и научный центр, своеобразный мост культурного сотрудничества между Индией и Россией, о котором мечтал С.Н. Рерих.

Простые индийцы почитают Н.К. Рериха святым, Махариши, просвещенные круги считают его первым посланцем Российской культуры в Индии, заложившим основы сотрудничества между двумя странами.

А.П. Комлева,Новокузнецк

Примечания:

  1. Шапошникова Л.В. Ученый, мыслитель, художник. М.: МЦР, 2006.
  2. Рерих Н.К. Листы дневника: в 3 т. Т. 2. М.: МЦР, 2000.
  3. Ревякин Д., Прохорычев А. Наследие Рерихов в Кулу. Что мы оставим для потомков? // Сайт Международного Центра Рерихов: icr.surus/protection/heritage/India/Roerich_Kulu/
  4. Непрерывное восхождение: в 2 т. Т.1. М.: МЦР, 2001.
  5. Рерих С.Н. Письма: в 2 т. Т. 2. М.: МЦР, 2005.

 

 

(Visited 7 times, 1 visits today)

Добавить комментарий