Творец рода человеческого

Автор: | 17.11.2013

«Свет Утренней Звезды», № 5(88) от 28.12.2012 г.                

Из книг В.А. Сухомлинского.         

Мы считаем исключительно важным, чтобы в школе царил культ матери.
Конечно, для гармонического воспитания важно общее, совместное влияние на ребенка отца и матери как духовного содружества, товарищества. Любовь и дружба, взаимная поддержка отца и матери являются для ребенка наглядным примером, который вводит его в мир сложных человеческих отношений.
Отец и мать как бы дополняют друг друга; ребенок по-настоящему видит своего отца, если у него есть хорошая дружба с матерью… Но все же первые истоки, первые тончайшие корни нравственного развития ребенка — в разуме, чувствах, душевных порывах матери.
Человек в своем нравственном развитии становится таким, какова у него мать, точнее, какова гармония любви и воли в ее духовном мире.
Мудрость материнской любви заключается в том, что воля управляет любовью и подлинная человеческая любовь одухотворяет главный стимул воли — чувство ответственности за будущее человека.


А.А. Дейнека. Мать. 1932

Утверждение культа матери в духовной жизни детей, культа, в котором уважение проникнуто глубоким пониманием и понимание вдохновляет уважение, почитание, любовь, благоговение, требует от педагога умно, мудро, возвышенно говорить с детьми о высокой материнской миссии.
Дети любят слушать, когда я читаю из моей этической хрестоматии сказки и были о Матери. <…>
Гражданин, воин, мужественный и несгибаемый человек, готовый положить голову за свою веру и свои убеждения, начинается с преданной, бескорыстной и щедрой любви к матери.
Я считаю, что воспитал настоящего человека тогда, когда воспитал сына, которому нужна мать не тогда, когда ему, сыну, трудно, а в любое мгновение жизни: без матери — самого дорогого в мире человека — мир кажется ему убогим и безжизненным. Я вижу важную воспитательную миссию в том, чтобы сын умел жалеть, оберегать сердце матери, потому что оно неисчерпаемо и бесконечно в своей любви. <…>

В беседах с воспитанниками, особенно на рубеже детства и отрочества, я считаю очень важным сделать для ребенка ясной мысль о том, что мир и покой, счастье и благополучие матери зависят от ее детей. Материнское счастье создается ребенком, подростком, юношей.
Мы говорим молодым матерям: полное материнское счастье ваше в том, что сын ваш счастлив, когда на душе у вас, матери, мир, покой и уверенность в том, что все с детьми благополучно.
Мы убеждаем детей: биение ваших сердец, радость вашего бытия, возвышенная мечта об идеале, благородный порыв к выражению себя в творчестве, ваша любовь, счастье человеческой преданности, творение нового человека, вера в собственную несгибаемость и неодолимость в самые трудные минуты жизни, радость преодоления трудностей и сознание собственного мужества — все это от матери. Мать не только рожает, но и рождает. Если бы она только рожала, она не была бы творцом рода человеческого. Мать рождает наше бытие, мать одухотворяет живой комочек жизни духом твоего народа, родным словом, мыслью, любовью и ненавистью, преданностью и непримиримостью.
Мать творит твою неповторимую человеческую личность — вот в чем смысл, искусство и мастерство того, что мы называем рождением. Благодаря матери своей ты един со своим народом, ты капелька крови в его жилах, но вместе с тем ты единственный в мире. С молоком матери ты впитал в себя человеческую самобытность.
Беречь мать — это значит заботиться о чистоте и незамутненности источника, из которого ты пил с первого своего дыхания и будешь пить до последнего мгновения своей жизни: ты живешь человеком и смотришь в глаза других людей как человек лишь постольку, поскольку ты навсегда остаешься сыном своей матери. <…>

Воспитатель, ваша миссия — утвердить в детском сердце чувство заботы о матери как о самом дорогом в мире. Чтобы даже мысль об утрате матери была ужасной. Чтобы каждое ее слово было святыней, чтобы воля ее стала для детей законом.
Это восхождение на вершину нравственности постепенное, но безостановочное. Надо использовать каждое жизненное обстоятельство для того, чтобы ребенок понял, что такое мать. Одного чувства привязанности мало.
Ребенок должен как можно раньше задумываться, осмысливать, рассуждать. Чем взрослее будет мысль, тем глубже будут детские чувства.
Как мать творит в своем ребенке самобытную и неповторимую человеческую индивидуальность, так и учитель творит в своем питомце его индивидуальное отношение к матери. Надо видеть все, что делается в детской душе.
Надо найти к каждому сердцу такой подход, чтобы соприкосновения ребенка с миром, с явлениями и фактами, с людьми пробуждали у него не только добрые чувства, но и тревожные, беспокойные раздумья, прежде всего о том, что утрата матери ни с чем не сравнимое горе.

Есть в моей хрестоматии сказка-быль о семи дочерях. Рассказывая ее, я стремлюсь пробудить в сознании маленьких дочерей и сынов взрослые мысли: для чего мне нужна мать? Почему я дорожу ею? Маковому цветку нужен солнечный луч, сухой земле — капля воды, беспомощному птенцу — заботливая пташка-мать, пчеле — цветок, розе — утренняя роса, вишневому саду — песня соловья… — все это нужно для того, чтобы лучше, легче, приятнее, красивее было мне.
Как важно утвердить в душе сына и дочери чувство того, что мать дорога не столько как источник личных радостей и благ, сколько как живой, любящий человек, у которого есть мир своих чувств и мыслей! <…>

Я твердо убежден, что мать со своим богатым духовным миром, своей образованностью, своими широкими общественными интересами, своим чувством собственного достоинства, своей преданностью и вместе с тем высокой требовательностью в любви к мужу, своей строгостью, несгибаемостью, нетерпимостью к злу (а важнейшим злом в семье пока еще является духовное рабство женщины, ее холопское подчинение мифической власти рабовладельца-мужа), мать, женщина должна быть нравственным, духовным властелином и повелителем в семье, к этой миссии ее надо готовить с детства.
Теперь же я хочу сказать, что вся воспитательная работа, направленная на воспитание благородного отношения к матери, — это краеугольные камни, утверждающие авторитет отца. Подлинная гармония воли и любви, о которой шла речь выше, достигается в тех семьях, где в нравственно-этических и духовно-психологических отношениях властвует мать, где свет разума, мудрости, изумляющих детей каждодневными открытиями человеческой красоты, исходит от матери, где духовную красоту, благородство, преданность мужа жене и семье дети видят только благодаря этому свету, исходящему единственно от умной, тонко чувствующей человеческие доблести и пороки матери.
От материнской мудрости исходит духовная сила, морально дисциплинирующая отца, утверждающая в нем чувство благородной человеческой ответственности за семью. В хорошей семье — а хорошей я называю семью, у духовных истоков которых стоит умная, духовно богатая, гордая, умеющая дорожить своим достоинством мать, — все это осуществляется тонко, изящно, незаметно; духовная власть женщины над мужем возвышает его; не раз убеждался: чем изящнее, незаметнее умение жены и матери быть духовным властелином, повелительницей семьи, тем больше уважают дети отца, тем преданнее любят его, тем органичнее в их сознании сливаются мать и отец как нечто единое, породившее и творящее их. <…>

Умение матери тонко и изящно властвовать и повелевать — одно из самых важных условий так называемой отцовской власти, или твердой руки отца. Здесь надо остановиться на одном нелепом предрассудке, утвердившемся в сознании части педагогов и родителей. Кое-кто считает, что «отцовская власть», «твердая рука» отца — это некие волшебные палочки, действующие уже в силу того, что с ребенком соприкасается существо мужского рода. Высказывается даже опасение по поводу того, что в школах происходит феминизация — усиление женского влияния за счет ослабления влияния мужского. Ребенку якобы недостает именно мужской «твердой руки», которая должна держать его в узде.
Нелепость этого предрассудка опровергается самой жизнью. Разве можно противопоставлять женское — материнское влияние мужскому отцовскому влиянию? Было бы неверным считать, что от мужчины якобы исходит более сильное, волевое влияние и в этом заключается мужественность воспитательной силы мужчины-отца, а от женщины-матери — более нежное, тонкое, благородное влияние, чуть ли не расслабляющее человека.
Настоящая женщина-мать нежна, как лепесток только раскрывшегося цветка, и тверда, мужественна, несгибаема, непримирима к злу и беспощадна, как справедливый меч. Жизнь дает множество изумительных примеров женского — материнского мужества.

Из книги В.А. Сухомлинского «Как воспитать настоящего человека

»

Моя мама
Может быть, мне снилось, а может и вправду так было в годы моего раннего детства.
Я сплю, вижу во сне залитый солнцем луг, бабочек много-много… И слышу, как ко мне прикасается теплая, ласковая, нежная рука матери. Я узнаю ее, руку материнскую. Ведь тепло, ласка и нежность материнская – единственная в мире. Мама берет меня, прижимает к себе, несет куда-то, а я плыву, плыву. И так мне радостно, так приятно… Хочется, чтобы эта минута длилась бесконечно.
Наверное, от ласки и нежности материнских рук и начинается для нас Отчизна.

Материнские глаза
Я закрываю глаза и вижу глаза материнские. Где бы я ни была, о чем бы ни думала – я вижу их везде. В них – и доброта, и ласка, и любовь. Я счастлива, когда у мамы радостные, добрые, улыбающиеся глаза. Вот я прихожу из школы, мама посмотрит мне в глаза, глянет, как я иду, как смотрю – и все видит, как у меня на душе, все ли у меня в порядке.
А иногда в глазах материнских грусть, тревога, печаль, смятение. Иногда – укор, обида… Я отдала бы все свои радости, только бы в глазах материнских было спокойствие, только бы она не горевала и не страдала.
Материнские глаза – это первое, что открылось мне в мире. Это первый лучик счастья и лучик мысли. Отчизна начинается с материнских глаз.

Из книги В.А. Сухомлинского «Хрестоматия по этике»

 

(Visited 8 times, 1 visits today)

Добавить комментарий