К Дню памяти Николая Константиновича Рериха

Автор: | 13.12.2022

Л.В. Шапошникова. ВЕСНА СВЯЩЕННАЯ

…Выставки, картины, очерки, выступления. Николай Константинович всегда жил будущим и работал для этого будущего. Неутомимо строил мосты будущей дружбы между двумя великими странами, СССР и Индией. И хотя Индия в то время была еще колониальной, зависимой страной, он понимал, что час ее освобождения близок.

Н.К.Рерих. Фото. 1934

 «Дни самые сложные, – писал Рерих в мае 1942 года. – Под Харьковом наступление, русские полки продвигаются. В Бирме плохо. Неделю у нас Неру с дочкою. Славный, замечательный деятель. К нему тянутся. <…> Говорили об Индо-русской культурной ассоциации. Пора мыслить о кооперации полезной, сознательной»[1].

Эта «кооперация» имела для него глубокий смысл – исторический, культурный, политический. На его долю выпала честь первым обсудить проблемы сотрудничества обеих стран с будущим премьер-министром независимой Индии – Джавахарлалом Неру. На беседе присутствовал еще один будущий премьер-министр – Индира Ганди. «Неру с дочкою». Это она потом скажет: «Мы также ценим его как связующее звено между Советским Союзом и Индией». Скажет тогда, когда обе страны будут торжественно отмечать столетний юбилей Рериха.

Джавахарлал Неру и Н.К.Рерих. Кулу. 1942

В том 1942 году Николай Константинович думал, что хорошо бы организовать в Индии выставки советских художников, поставить на индийской сцене русские оперы. «Каждый росток искреннего содружества, – писал он тогда, – нужно хранить во имя будущего сотрудничества. Хранить, беречь, растить. Санскрит и русский язык, сколько в них общего!»[2]

Он мечтал о советских археологических и этнографических экспедициях в Индию. «Материал для нее (экспедиции.–Л.Ш.) – неисчерпаемый. Многое уже исчезает постепенно, изживается. Но все же поразительны всякие аналогии. А красота, красота-то какая!»[3] Он настаивал и спешил. Хотел передать советским археологам и этнографам то, что знал сам, то, что накопил в своих исследованиях. «Не следует откладывать. Что еще возможно сейчас, может быть невозможно завтра»[4]. Он настаивал на организации ИРКА – Индо-русской культурной ассоциации. Но ему не суждено было увидеть плоды своих усилий. Индия вступала в завершающий этап своей борьбы за независимость. Неру находился в тюрьме. Все силы его Родины уходили на войну. В те годы ИРКА так и не была создана. Все это осуществится потом, годы спустя, когда его уже не будет.

Николай Константинович звал русских ученых заняться тем, что его самого волновало и привлекало всю жизнь, – поисками общих истоков индийской и славянской культур.

Слева направо: Дж.Неру, С.Н.Рерих, И.Ганди, Е.И.Рерих, Н.К.Рерих, неизвестный священник, М.Юнус. Кулу. 1942

«Пора русским ученым заглянуть в эти глубины и дать ответ на пытливые вопросы. Трогательно наблюдать интерес Индии ко всему русскому. В нем не только доверие к русской мощи, но и нечто родственное»[5]. Он стремился поставить на практическую основу возможности индийско-русского сотрудничества, но всегда при этом оставался верен многовмещающему слову «поверх».

«Если поискать да и прислушаться непредубежденно, то многое значительное выступает из пыли и мглы. Нужно, неотложно нужно исследовать эти связи. Ведь не об этнографии, не о филологии думаем, но о чем-то глубочайшем и многозначительном. <…>

Тянется сердце Индии к Руси необъятной. Притягивает великий магнит индийский сердца русские. Истинно “Алтай – Гималаи” – два магнита, два равновесия, два устоя. Радостно видеть жизненность в связях индо-русских. <…>

Красота заложена в индо-русском магните. Сердце сердцу весть подает»[6].

Годы спустя эти слова будут цитироваться во многих изданиях и публикациях. Не обойдут их и в фильмах. Но очень немногие задумаются над тем, каким необычным даром был награжден человек, увидевший в самое, казалось бы, неподходящее время «жизненность в связях индо-русских». Ту жизненность, которая пройдет испытание временем, но от этого только укрепится.

 Тогда, во время войны, он повторил еще две картины: «Идолы» и «Заклятие огня». Первая была написана им еще в 1901 году, вторая – в 1910-м. Древнее славянское святилище стоит на крутом берегу реки. В темной пещере полуобнаженный человек, протянув руки над огнем, ворожит исступленно и истово. Поклонение деревянным идолам, поклонение огню. В этом было что-то изначальное, древнее, уводившее к истокам славянского язычества. К тем истокам, которые он считал общими для Руси и Индии. Он повторил эти картины в Индии, потому что узнанное им в этой стране подтвердило его давнишнее прозрение. И в той и в другой ожило «нечто родственное», что существовало в глубокой древности обоих народов. «Весна священная» повернула судьбы обоих народов.

Одному она принесла победный мир, другому – независимость…

Ссылки:

  1. Рерих Н.К. Из литературного наследия. С. 247.
  2. Там же. С. 244.
  3. Там же. С. 269.
  4. Там же.
  5. Рерих Н.К. Из литературного наследия. С. 268.
  6. Там же. С. 268–269.

Опубликовано: Шапошникова Л.В. ВЕЛИКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ. Книга первая. МАСТЕР. – 2-е изд., исправленное, дополненное. – М.: МЦР, 2006. – с. 563–579 (в сокращении).

 

Опубликовано на сайте Международного Совета Рериховских организаций имени С.Н. Рериха, 13.12.2022: https://www.roerichs.com/l-v-shaposhnikova-vesna-svyashhennaya/

(Visited 5 times, 1 visits today)

Добавить комментарий