«Не проспите часа Моего…»

Автор: | 05.09.2021

О процессе ведения Записей Б.Н. Абрамовым.     

«Зов Часа Моего не пропустите, ибо пропущенное не вернется».  

Грани Агни Йоги.  

«Пространственные огни являются теми факелами, которые, неся мысль и образы, зажигают человеческое сознание».  

Агни Йога.    

В Евангелии от Луки звучат слова Великого Путника: «Огонь Пришел Я низвести на землю…» (Лк.: 12: 49) О каком огне речь? О «небесном электричестве» – молнии и ее последствиях – бушующих на бескрайних просторах лесных пожарах, о пробуждении огнедышащих гор – вулканах, об огнях вспыхивающих здесь и там военных конфликтов? Нет, говорится о пробуждении сердец человеческих, возжжении в них огня духовности, огня любви и милосердия. Грани Агни Йоги поясняют процесс низведения этого благодатного космического Огня землянам: «Космическое Действо, или Великое Делание, Magnum Opus, заключается в том, что огненное сознание человека пространственный огонь принимает, кристаллизует в формы и мыслью высшей, светоносной, насыщает ауру планеты, обогащая ее новыми ингредиентами. Мало того, что такое сознание свой микрокосм насыщает огнями и является носителем огней, трансмутируя сферу непосредственного окружения и регулируя огонь подземный, оно умножает духовные сокровища планеты и содействует трансмутации земной плотной материи, разрежая и утончая ее. <…> В этом особый смысл и значение Великого Делания. Тягость Земли принимает на себя дух огненный, неся часто нагнетение непомерное. Часть этой тяготы несут и ученики» [1, с. 224 – 225].

Понятно, что огонь этот для безопасного принятия его Землей и человеком должен быть трансмутирован соответствующим «понижающим напряжение трансформатором», которым и является Иерархия Света. «Владыка Есть центр, воспринимающий энергии Дальних Миров и передающий их людям уже преломленными через Его сознание. Свет, ассимилированный Иерархом, передается Земле претворенным для понимания землян. <…> Но этот огонь низводится Иерархом и через Него. Иного пути восприятия высших энергий нет» [2, с. 98]. А на Земле светоносные энергии, уже преобразованные Иерархией Света, воспринимают ее ученики и особо чуткие духи, неся необходимую для жизни и эволюционирования энергию всему окружающему миру. В Записях Бориса Николаевича сказано: «Огонь передается в форме мысли. И в форме мысли и воспринимается. Но энергия огненная может быть передаваема и без формы, и тогда воспринимается не мысль, но огонь в виде ощущения…» [3, с. 315]

Именно в форме мысли многие годы получал высокую космическую энергию Б.Н. Абрамов. Борис Андреевич Данилов, ученик Бориса Николаевича Абрамова, рассказывая о своем учителе, не раз упоминал и о процессе принятия и записи им приходящей информации. А в конце Тетради № 42 Записей Бориса Николаевича за 1965 год оказался листок, на котором Абрамов описывает кратко и сам этот процесс, и некоторые его особенности. Цитируя его замечания, проследим по Записям и письмам Елены Ивановны Рерих, что по этому поводу в разные годы отмечали его Ведущие – Великий Учитель, Матерь Агни Йоги (М.А.Й. – Елена Ивановна Рерих), и Гуру (Николай Константинович Рерих).

«Записи без обозначения получались путем контакта с [Владыкой] при устремлении записать идущие и поступающие при этом в сознание мысли. Там, где стоит М.А.Й. и Гуру, записывались мысли, льющиеся в сознание при стремлении войти с ними в Общение» [4].

 Но самому Общению должно предшествовать установление Контакта. Причем в данном случае имеется в виду работа «записывающего аппарата духа», подготовленного к этой деятельности многими веками упорных трудов. Как Напоминает Владыка в 1964 году, «Даже в этой жизни сколько лет потребовалось, чтобы от отдельных коротких слов и фраз перейти к длительной записи, и сколько потребовалось жизней, чтобы достаточно приблизиться к Нам и взять на себя Наше Поручение» [5, с. 587].

«Мало принести корзины – они должны быть всегда готовы для наполнения. Нужна постоянная готовность. Разно светит Солнце в час утра или вечера. Стук Мой не пропустите. Превыше всего Меня поставь. И пусть звучит Мое, не свое, не чужое, но Мое» [6, с. 76]. В этом параграфе упомянуты несколько условий установления Контакта для Общения и приема информации из Высших источников. Это и наличие готовности, то есть устремления, и время суток, и главенство в сознании Владыки, постоянство предстояния.

Конкретное время Общения было установлено еще в 1951 году: «Пять часов утра будет Моим Часом» [7, с. 157]. Вероятно, эта установка соблюдалась, так как годами позже Гуру подчеркнул, что «утренний ритм, утвержденный по праву, можно рассматривать как самое значительное явление дня» [5, с. 231]. Позже Владыка Объясняет: «Друг Мой, точность во времени должна быть соблюдаема. Провод устанавливается с обоих концов. И если слушающий и воспринимающий подходит к нему позднее, то созвучия может и не получиться» [5, с. 305]. «Как установить созвучие? Приведением арфы духа в состояние определенной настроенности, – Говорит Владыка. – Надо настроить ее на определенный лад. Введением Лика в третий глаз дается тон, как камертоном. Последний тоже очень помогает. Затем устраняются все посторонние мысли. Поле напряжения сознания занято Ликом, передающим, или излучающим, вибрации» [2, с. 14]. «По степени ясности Лика устанавливается быстрота и ясность восприятия» [6, с. 117]. Необходимыми условиями при этом являются устремление, которое определяется как «лучший соединитель», равновесие, спокойствие. Еще среди первых цельных Записей 1951 года есть слова: «Великое спокойствие требуется, чтобы выдержать Наши вибрации. Потому и утверждаемся на спокойствии» [7, с. 14]. Причем имеются в виду не только эмоции раздражения, испуга или другие отрицательные, но и, казалось бы, положительные. В Записях 1964 года Борис Николаевич приводит свой сон и резкий отклик на него Владыки. «…Видел во сне Гуру. Он многим собравшимся показывал что-то вроде картины или скульптуры. Горы, лик Святогора, Юрия и еще кого-то. А я, придя в восторженное умиление, лежал в стороне и рыдал от полноты чувств и восторга, прижимая к сердцу Изображение. Когда встал и подошел к Гуру, он показал мне только краешек картины, так как собрался уже уходить и был недоволен моим опозданием и тем, что был занят своими переживаниями». И утренняя реакция Учителя: «Великих возможностей лишаетесь, если даже в величайший момент теряете равновесие духа. Лучше спокойно и сосредоточенно воспринять всё, чем, погрузившись в свои переживания и ощущения, упустить нечто важное. Равновесие всегда, везде, во всем» [5, с. 86]. «Кому доверишь встать между собою и Мною? Только Матери Огненной или Гуру. Но высшее Общение – лицом к лицу и всегда непосредственно» [1, с. 191]. И Гуру добавляет: «…контакт устанавливается или через нас, или непосредственно с Владыкой. Но в обоих случаях связь будет прямая, по Лучу» [8, с. 270].

Следующая заметка Бориса Николаевича:

«Все ошибки, все, подлежащее сомнению, всё, вызывающее критику и неудовлетворение, следует относить за счет записывающего, а всё прочее надо относить к тому источнику, откуда черпались мысли» [4].

 

О качестве Записей приведем слова Владыки: «Можно ли все их считать кладезем мудрости Владыки? Посылки Мои воспринимаются сознанием пишущего. Сознание для этого настраивается на определенный лад, и от степени полноты этой настроенности и зависит полнота передачи. Если настраивание не удалось или удалось только наполовину, то и полнота записи будет соответствующей. Нельзя несовершенство записывающего аппарата приписывать несовершенству Того, Кто Дает. Только сердце быть может судьею того, насколько каждая Запись близка к тому, что Хотел передать в ней Владыка. Несомненно одно, что Записи ведутся под Моим Лучом и глубина и ценность их зависит от полноты ассимиляции энергий Луча в каждый данный момент, когда она ведется» [5, с. 467 – 468].

И Елена Ивановна успокаивает в письме Абрамовым 1952 года: «Все неточности, если таковые окажутся в Ваших записях, будут исправлены В[ладыкой]. Потому не смущайтесь ничем, но просто любовно и в полной вере пишите, что слышите…» [9, с. 241]

Затем Борис Николаевич отмечает:

«Берясь за перо и обозначив дату и §, записывающий часто, вернее, всегда, не знал, о чем будет писать. Мысли реализовались в сознании одна за другой, и бывало так, что, начиная предложение, не знал, как и чем оно кончится» [4].

 «Можешь спокойно писать начало фразы, конец будет дан так же неуклонно, как и начало», Уверял Владыка [2, с. 29]. Но неоднократно Общение было похоже на Беседу. Например, в Записях 1952 года на вопрос получался ответ. «(Захотел знать о положении в мире). Положение в мире? Ну что ж, можно дать. Тускло в мире. Как смертельно раненый тигр, напрягается тьма в последнем усилии. Еще страшны могут быть удары, но силы уходят с каждым мгновением. Последние силы!» [6, с. 72] Иногда реакция на заданный вопрос была много позже. «(Ответ на вопрос, заданный неделю тому назад.) Пусть не смущается кажущимся противоречием между тем, что она есть, и тем, чем должна бы быть. Этим расстоянием измеряется не малость, но величина духа» [6, с. 115]. Периодически приходила информация для других лиц, в том числе и от Матери Агни Йоги, предлагались решения чьих-то проблем, насущных вопросов. Например, письмо друзьям, написанное с помощью Матери Агни Йоги [5, с. 386]. Или Ее же совет: «Скажите ей, помощь просящей, что не другой, близкий ей человек, кузнец ее счастья, но она лишь сама» [5, с. 408].

Далее в найденном пояснении особенностей ведения Записей Борис Николаевич кратко касается вопроса, который очень часто возникает у читающих Грани Агни Йоги – периодическое повторение определенных тем и обилие даваемой информации.

«Повторение некоторых тем, по-видимому, вызывалось условиями сознания записывающего, причем каждое повторение представляет собою расширение того, что давалось раньше» [4].

Действительно, Матерь Агни Йоги отмечает те «условия сознания» записывающего, да явно и большинства читающих и даже изучающих Записи. «Почему же твердим все о том же, но с разных сторон и под разными углами? <…> Если сам записывающий забывает первые записи, сделанные годы назад, то что же сказать о других. Повторение очень полезно, ибо укрепляет сознание. Даже вещи, хорошо известные, полезно повторять, так как сознание фиксируется на них и становится тверже. Ценим знание, примененное в жизни» [5, с. 19 – 20]. Но Ею подчеркивается и другая особенность даваемого Б.Н. Абрамову материала – построение по Закону восходящей спирали, что способствует расширению сознания как записывающего, так и каждого читающего. «Если упрекнут в повторении или в том, что Записи говорят об одном и том же, не удивляйтесь и не огорчайтесь. Они, говорящие так, не понимают спирального построения Записей, они не понимают, что спираль, восходя, повторяет виток за витком, но на уровне высшем…» [8, с. 301] И слова Гуру: «Когда открыт доступ в сокровищницу мировой мысли, обязанностью становится записывать всё, что возможно. Конечно, всего не записать, ибо сокровищница бездонна, но все же многое можно взять, чтобы принести на потребу человечества» [5, с. 318].

Еще один абзац из описания Бориса Николаевича.

«Если где-либо будут найдены какие-нибудь расхождения с Учением Живой Этики, необходимо учесть, [что] кажущиеся противоречия обуславливаются наличием пары противоположностей во всем, что есть. Например, в одном месте Учения Живой Этики говорится: ”Учитель Полагает Руку на того ученика”, в другом: ”Нет руки на плече”. Это не противоречия, а противоположные аспекты вещи единой» [4].

 

В Записи 1963 года Владыка Поясняет: «Спросят, почему Записи эти так тесно переплетены с Учением Жизни, что даже выдержки из него не всегда поставлены в кавычки. Ответьте: ибо Источник един. И если в передаче содержания его не всё совершенно или безошибочно, то причину этого следует отнести за счет воспринимающего сознания, которое ограничено широтою своей способности вмещения и утонченностью чувствующего аппарата, еще далекого от совершенства. <…> Линза сознания, преломляющего Луч, окрашивает его по своему цвету – в этом своеобычность и неповторяемость Записей. Нет двух каналов одинаковых совершенно. <…> Критиков будет много и много недоумений. Но других таких Записей нет и не будет. Будут выше и ниже, но таких все же – нет» [8, с. 243].

Яркой демонстрацией своеобразия их является особая поэтичность, красота изложения получаемой Информации. Владыка Поясняет: «Ритм гармонических вибраций Моей мысли передает ритм слов и музыку их сочетаний. Получается гармоничная мозаика слов. Можно уловить ритм Моей мысли, красоту ее, форму и тональность» [2, с. 149].

И необыкновенная утонченность и чуткость к красоте Бориса Николаевича часто улавливала заложенный ритм мысли Владыки и претворяла их в поэтичные, устремляющие дух ввысь, строки. Иногда это белый ямб: «Звучи! Звучи со Мною в унисон, Великий План Владык по мере сил своих осуществляя и утверждая на Земле в доступных людям формах» [10, с. 138]. Часто – белый амфибрахий: «Я Тайны извечной Луча Моего Носителем в сердце Пребуду твоем» [3, с. 353]. Используются и другие стихотворные размеры.

Причем в Записях 1951 года много и рифмованных строк. В Записях последующих лет, в основном, изобилие предложений или даже частей их, выдержанных в том или ином ритме. Немало и целых параграфов, написанных определенным стихотворным размером. Способность передать хоть в какой-то степени ритм принимаемой информации Отмечает и Владыка. «В каждой Записи – ритм свой, особенный, неповторяемый. Этим отличны они от обычных писаний. Ведь это ритм огня, ритм огненный, насыщающий своим пламенем каждую строчку. Огненности Записей нельзя отрицать, хотя степень насыщенности их огнем очень различна, как различны и самые ритмы» [8]. Книги Учения «Мир Огненный» утверждают: «Огонь в ритме…» [11, ч. I, 355] И в Гранях Агни Йоги подчеркивается: «Ритмом держится весь проявленный мир, ибо ритм – это основание сущего» [12, с. 271].

Отсюда особенно значима правильная передача тональности, ритма принимаемой мысли. В Записях Бориса Николаевича можно отметить целый набор приемов, помогающих выдерживать определенный ритм преобразования полученной энергии в символы слов. Это и использование полного или сокращенного варианта слова (вокруг – вкруг, устрашаясь – страшася, тяжелые – тяжкие), и изменение окончания на краткое (тобою – тобой, сияние – сиянье), и постановка ударения не по правилам (трудн׳о, т׳ёмно), и другие. Встречаются в Тетрадях и исправления, добавление слов, возможность использования другого слова, записанного в скобках. Есть и зачеркивание слова, о которое при чтении как бы «запинаешься». Например, в первичной Записи 1965 года: «…не видит необычной чудесности мира, который вокруг» [4]. Слово «который» зачеркнуто, на нем как бы спотыкаешься.

Порой приходится слышать недоумения употреблением устаревших слов, вроде «черезмерный», или измененные слова, такие как «череват», «соотрудники», «движутся», неверное построение предложения или поставленное не там ударение, и другие замечания. К сожалению, нередко в результате подготовки к печати подобные «ошибки» порой исправлялись, что могло приводить к искажению ритма. Показателен в этом плане пример перестановки слов в предложении. Например, «Но раб стать не может творцом…» [13, с. 304] было заменено на более правильный порядок слов: «Но раб не может стать творцом…» [12, с. 253]. Казалось бы, что ничего страшного, один ритм изменен на другой, смысл не изменился. Но общее ритмическое построение пострадало, красота ушла, а «Красота – это ключ, открывающий сердце людское, путь восхищения духа» [7, с. 143]. «Когда говорим о Красоте, не отделяем от нее ни гармонию, ни ритм, ибо Красота выявляется через них» [14, с. 10]. «Игру и переливы незримых огней являет собою речь человеческая, если тайной ее овладел дух. Мистерия огненной речи лишь огненно постигается. Власть над сердцем людей имеет необычайную» [1, с. 805]. И Владыка постоянно Напоминает: «Не мозгом, но сердцем воспринимается этот огонь. <…> Сердцем учитесь читать, но не глазами» [10, с. 112 – 113].

Следующий абзац из замечаний Бориса Николаевича.

«Записывающий часто ощущал, что объяснить полностью всё, до конца, исчерпывающе невозможно ни одного явления. Поневоле оставались недоговоренности и неполнота изложения» [4].

 Но принцип разделения даваемых знаний на эзотерические и экзотерические существует во всех духовных Учениях. Обратимся еще раз к Евангелию. Великий Учитель своим ученикам сказал: «Вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах» (Марк.: 4:11). «Иисус даже своим апостолам говорил: “Еще многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить”» (Иоанн.: 16:12). Кроме того, влияет и недостаточная открытость центров принимающего. Матерь Агни Йоги поясняет: «Не будем удивляться обилию посылаемых мыслей. Они пока еще лишены той степени напряжения и ощутимости, которая дается им открытыми центрами, но это не отражается на возможности их записи» [5, с. 287]. О том же Говорит Владыка: «Много тайн Знает Учитель. Все ли Раскрывает пришедшему? Молчать надо уметь. Только неопытность или невежество кичится знанием. Но знающий мудро раздает сокровища знания. “Ларец закрытый и гора неразграбленная” есть формула сокрытого знания, выдающегося по сознанию пришедших. Лучше недосказать, чем пересказать лишнее» [3, с. 332].

Возможна и еще одна причина того, что не все и записыванию подлежало. В Гранях Агни Йоги 1963 года есть слова: «Высшая степень Общения непередаваема на бумаге по двум причинам: во-первых, она сокровенна, во-вторых, для передачи ее нет соответствующих слов и понятий. Несоответствующие – явления не передадут, а, в лучшем случае, исказят. Потому не каждое Общение дает о себе Запись» [8, с. 75].

Делится Абрамов и осложнениями окружающих условий при записи.

«Очень часто внешние условия яро мешали Записям: шум, крики, ссоры у соседей, музыка, радио, звуки моторов и машин, разговоры за окном и так далее и далее, и всё же записи велись, несмотря ни на что. Они замедлялись вовсе или уменьшались в объеме, когда испытания становились слишком тяжелыми, или приходилось уезжать на какое-то время» [4].

 И не только перечисленные неприятности сильно мешали вести Записи и в целом очень осложняли жизнь Абрамовых. Сюда же вносили свою лепту и бытовая неустроенность, и предательство некогда близких, и проблемы со здоровьем. Однако Владыка Убеждал, что все это необходимо для роста духа ученика. Он же Предлагал обратить внимание на то, что «условия воспринимания пространственной мысли становятся все труднее и труднее, чтобы в конце концов научиться вести записи в самых невозможных. Напряжения Тонкого Мира острее земных. Преодолевая земные, привыкаем к напряжениям Незримых Миров» [5, с. 123].

Очень важное замечание относительно все возрастающих трудностей земной жизни добавляет и Матерь Агни Йоги: «Каждое страдание приносит опыт. Результат опыта выливается в Записи. Следовательно, страдания есть плата за возможность сделать новую Запись и оставить ее на пользу тем, кто пойдет после. Не для себя, но других заполняются страницы тетради новыми Записями, и за каждую заплачено полной ценой. <…> Разнообразие опытов нужно для созвучия с многообразием сознаний, ищущих Света. Мысль, что страдания нужны не для себя, но для других, во имя спасения ближних, придает им не личное, но общечеловеческое и планетно-пространственное значение» [5, с. 179]. Так что результаты испытаний идут в полном согласии с Доктриной напряжения. С одной стороны, физические и психические нагрузки, страдание обостряют восприимчивость, способствуя уловлению мысли, посылаемой Учителем, создают наработки для Надземного пребывания, с другой – дают опыт идущим следом тем же путем духовного самосовершенствования и служат цементированию пространства.

Следующая цитата:

«Последние годы записи при помощи астрального слуха стали совсем редки, разве только небольшие сообщения ночью или под утро. Мысли приходили легко и просто, но на эту легкость и простоту потребовалось несколько лет восприятий, начиная с небольших фраз и кончая целыми страницами при помощи астрального слуха. А потом уже прямым восприятием при полном бодрствовании прямой записью чернилами в Тетрадь» [4].

 Многих читателей Записей Бориса Николаевича смущает, что некоторые были приняты астральным слухом. У них это вызывает недоверие к приводимой информации. Однако из писем Елены Ивановны Рерих мы знаем не только о том, что источник записанных мыслей один с тем, из которого принято Ею Учение Живой Этики, но и о возможности использования Владыкой разных способов передачи информации. Так в письме 1952 года Она успокаивает Бориса Николаевича: «…не смущайтесь ничем, но просто любовно и в полной вере пишите, что слышите или что пишет Ваша рука. Вы, вероятно, пишете иногда и автоматически. Много способов имеется в распоряжении В[еликого] Уч[ителя] при передаче Его Мыслей близким ученикам и сотрудникам» [9, с. 241]. И Великий Учитель Подтверждает: «Астральным слухом пришлось пользоваться вначале, когда другим путем мысли еще не воспринимались. <…> Мы Воспользовались астральными чувствами ровно настолько, насколько было необходимо, чтобы установить нужный Контакт. Теперь это пройденная ступень, так как Контакт установлен» [5, с. 79 – 80].

2 сентября 1952 перед параграфом – слова Бориса Николаевича: «Первая запись прямо в тетрадь и ручкой, сидя». И далее – слова Владыки: «Здравствуй, сын Мой. Будем писать по-новому. Немного больше напряжения, и огненная энергия польется так же свободно, как и обычно» [2, с. 7]. Интересно при этом отметить, что данные записи порой значительно разборчивее соседних. Такое обстоятельство Учитель Объясняет разным состоянием психической энергии в данный момент. «Нужно замечать всё, все подробности состояний сознания. Например, сейчас рука пишет легко и свободно, не напрягаясь, но сколь же трудно переписывать было вечером накануне, насколько неровен был почерк, и даже буквы разнились по размерам. Даже почерк зависит от состояния психической энергии в данный момент, когда эта энергия уже начала действовать в организме» [5, с. 352].

16 сентября после дневного отдыха Бориса Николаевича Учитель Напоминает о новом варианте работы: «Ну, друг Мой, будем писать, и прямо в тетрадку» [2, с. 44]. А 21 сентября еще раз Учитель Повторяет: «Указываю вести записи прямо в тетрадь, как это делаешь сейчас. Прежний способ записей остается лишь для особых случаев. <…> Идет непосредственный процесс призматического уловления мысли» [2, с. 46 – 47]. Но это относилось только к Записям, принятым в полном бодрствовании утром или после дневного отдыха, что и подчеркивает Борис Николаевич:

«Запись при помощи астрального слуха велась обычно ночью или утром, еще затемно, с закрытыми глазами с помощью карандаша в небольшую тетрадочку, причем на то, чтобы разобрать такие записи, требовалось около трех часов времени. При этом приходилось пользоваться увеличительным стеклом. Некоторые фразы так и не удавалось восстановить. При астральном восприятии упущенное слово или часть фразы тотчас же забывались, если их тотчас же не записать или не повторить себе много раз. Передать точно записи на память никогда не удавалось. Часто воспринятое казалось зафиксированным в памяти настолько прочно, что фраза не записывалась, и почти всегда на утро она полностью забывалась» [4].

По своей сути сюда же относится самая первая часть всего объяснения Бориса Николаевича:

«Примечание: там, где продолжение параграфа предшествует его началу, там начало записывалось с закрытыми глазами в тетрадку карандашом и потом уже, после всех утренних Записей, переписывалось чернилами в эти тетради» [4].

Действительно, периодически попадались надписи, что «это продолжение такого-то параграфа», а начало надо смотреть ниже, через одну – две страницы. Сложность в том, что при этом, как правило, происходил сбой номеров параграфов, потому, в основном, нумерация в Тетрадях и книгах не совпадает. И не только в тетрадки, но и на листочках велись такие черновые записи. Два таких листочка оказались в переданных Борису Андреевичу Данилову Тетрадях.

Еще одно замечание Бориса Николаевича:

«Записывающий очень далек от того, чтобы утверждать, что все Указания Учителя были полностью применены в жизни. По-видимому, давались они не для него одного, но для многих, кому на глаза должны попасть эти Записи» [4].

 

И действительно, Владыка Поясняет: «Писания даются для будущего» [6, с. 218]. К будущему же направляет мысли и Матерь Агни Йоги: «Придет время, и кто-то каждое слово Записей этих будет читать устремленно и яро, тем же стремяся путем. Вот почему здесь затронуто столько различных вопросов. Ни один не доведен до конца, и просто потому, что конца нет. За каждой ступенью понимания следует более высокая, еще более расширяющая сознание» [8, с. 63 – 64]. На устойчивость и широту энерго-информационного влияния этих Записей обращает внимание и Гуру: «…Записи эти оставляют в пространстве клише, которое не уничтожаемо временем и светоносность форм которого несет заряды своей энергии, насыщая ими ауру планеты. Как бы постоянно бьющий источник, из которого льются струи Света. В этом главное значение и смысл Записей. Они питают пространство и насыщают Светом своим духов созвучных» [5, с. 140]. А в будущем Владыка Обещает несравнимо более высокие достижения.

И последний блок описания Б.Н. Абрамовым своего многолетнего труда-подвига.

«Труд, которого потребовали эти Записи, настолько велик, что даже невозможно выразить словами, сколько энергии и времени ушло на него. Только соблюдение ритма позволило это все записать. Напряжение организма при ведении записи настолько велико, что только длительная подготовка позволила приучить систему к такому напряжению. Без такой подготовки организм, вероятно, очень бы быстро перегорел. Одну запись, касающуюся темных, они все же закончить не дали, так как вдохновили соседей подойти к двери и стучать и спрашивать о потерянной вещи, которая преспокойно лежала в боковом кармане вопрошателя. Но запись была нарушена, так как велась еще через посредство Астрального Слуха и восстановить или продолжить ее уже не удалось. Это было лет 13 тому назад» [4].

 Сказанное неоднократно подтверждали и Ведущие Бориса Николаевича. Так в Записях 1964 года говорится: «Следует помнить, что напряжение всего организма в период Общения очень велико, и только долгие годы ритмичных усилий позволили выдерживать это напряжение без ущерба для здоровья и равновесия организма. <…> Так ассимиляция напряжения требует долгого времени и постепенной подготовки всего организма» [5, с. 82 – 83].

«Степень восприимчивости Моей мысли будет возрастать, и Контакт углубляться, и, наконец, наступит момент, когда ты сможешь дать, или, вернее, получить немедленно ответ на задаваемый вопрос, даже несмотря на присутствие собеседника или даже целой аудитории. И тогда ты будешь в состоянии вести беседу с кем угодно на любую научную, или философскую, или какую бы то ни было тему, независимо от того, знаешь ты предмет или нет. <…> Но для этого требуется уже высшая степень Общения, к которой Готовлю тебя» [2, с. 101 – 102]. «Спешно Готовлю три тела твоих к предстоящей ответственности, гранулируя каждое для особой работы» [6, с. 293].

Борис Андреевич Данилов в одном выступлении поделился еще не публиковавшейся тогда информацией о своем учителе: «И должен сказать, что Земля и народ еще узнают, что его тоже готовили к большой работе в будущем. Хотя он и будет, конечно, уже в другом физическом теле. Какой конкретно работе – там не сказано. Но Сказано: “большой и ответственной”» [15, с. 110]. На каком плане, в каких телах сейчас ведется эта работа – нам неведомо. Но то, что идет подготовка к Великому Приходу, сомнений нет. Ведь и призыв Учителя, вынесенный в заголовок доклада, говорит не только о готовности к принятию Огня пространства в виде посылаемых мыслей Учителя. Тогда же, в 1951 году, Учитель Настаивает: «Свидетельствуй о величии Огненного Часа Моего Прихода» [7, с. 174]. Годом позже дается развернутое описание «величия Огненного Часа Прихода». Приведем несколько строк из него: «Настало время приведения сознания в полную готовность. <…> …мощный прыжок сознания в стремительно наступающее будущее будет необходим для включения себя в круг Света особого напряжения и состава. <…> К осознанию Великого Часа Готовлю. К приятию власти Очищаю сознание, к преображению жизни Даю наинужнейшее. Нельзя в Явление Космического порядка и Явление Величия вкладывать земные предпосылки. Да! Приду! Но не так, как думают люди и даже близкие Мои. По иным мерам, нечеловеческим, пойдет явление Прихода. <…> На Мне и во Мне да зиждется все устремление ваше, вся надежда, все упование. Ибо во Мне всё! Ибо Час Прихода Моего близится. Мир вам и радость Идущему Свету» [6, с. 230 – 232].

Н.Н. Величко, г. Новокузнецк.

Литература

  1. Грани Агни Йоги. 1954. Новосибирск: Алгим, 2017.
  2. Грани Агни Йоги. 1952. Ч. II. Новосибирск: Алгим, 2014.
  3.   Грани Агни Йоги. 1953. Ч. II. Новосибирск: Алгим, 2012.
  4. Абрамов Б.Н. Записи. Тетрадь № 42 / Архив Б.А. Данилова.
  5.  Грани Агни Йоги. 1964. Новосибирск: Алгим, 2020.
  6.    Грани Агни Йоги. 1952. Ч. I. Новосибирск: Алгим, 2013.
  7.  Грани Агни Йоги. 1951. Новосибирск: Алгим, 2014.
  8.  Грани Агни Йоги. 1963. Новосибирск: Алгим, 2019.
  9.  Рерих Е.И. Письма. В 9 т. Т. 9. М.: МЦР, 2009.
  10. Грани Агни Йоги. 1959. Новосибирск: Алгим, 2004.
  11. Живая Этика. Мир Огненный.
  12. Грани Агни Йоги. Т. I. Новосибирск: Алгим, 1993.
  13. Грани Агни Йоги. 1960. Новосибирск: Алгим, 2015.
  14.  Грани Агни Йоги. Т. XI. Новосибирск: Алгим, 1997.
  15. Данилов Б.А. Назначение наше – совершенствоваться // «Культура – оружие Света»: отстоим волю С.Н. Рериха – общественный Музей имени Н.К. Рериха: Материалы XIII Международного общественно-научного форума, посвященного 120-летию со дня рождения Б.Н. Абрамова. Москва – Тула – Ясная Поляна – Венев, 2 – 6 августа 2017 г. VI Кузбасские чтения памяти Б.Н. Абрамова: доклады и выступления. Новокузнецк, 1 – 2 августа 2015 г. Новокузнецк, 2019. С. 107 – 114.

Опубликовано в Кузбасской Рериховской газете «Свет Утренней Звезды»,  от 30 июля 2020 г.,  № 2(118). С. 2, 4.

(Visited 254 times, 1 visits today)

Добавить комментарий